Lobbying.Ru Павел Толстых, Руководитель GR-Центра, Lobbying.ru

Павел Толстых, Руководитель GR-Центра, Lobbying.ru

Павел Толстых (на фото)

Руководитель Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти  Павел Толстых в интервью "Советнику" рассказывает о том, почему российский GR предпочитает тень, и чем лоббистская деятельность похожа на профессию адвоката.

Павел, давайте начнем с вопроса о GR-конгрессе. Когда впервые возникла идея подобного форума?
О специализированной конференции для специалистов по GR мы впервые задумались года четыре назад. Тогда стало очевидно, что в России уже появилась новая профессия - GR-специалист, но нет серьезной площадки, где ее представители могли бы обмениваться опытом и обсуждать проблемы отрасли. Безусловно, тема взаимодействия с органами власти неоднократно поднималась на мероприятиях пиарщиков и юристов, но не на том профессиональном уровне, так как всё же деятельность последних достаточно отличается от того, чем занимаются джиарщики.

Думаю, благодаря GR-Конгрессу мы вывели профессию специалиста в области GR на совершенно новый уровень. Все в нём в России было осуществлено нами впервые. Впервые мероприятие стало проходить на такой статусной площадке, впервые с таким составом выступающих из государственной, отраслевой и корпоративной среды, впервые с такой масштабностью - в мероприятии принимают участие более двухсот делегатов. Большое значение мы уделяем международному взаимодействию российских GR-специалистов, именно поэтому привозим в Москву самых известных американских и европейских лоббистов. В этом году мы также запланировали много нового, к нам приедут лоббисты из Великобритании, Вашингтона, Брюсселя; на основе ежегодно составляемого lobbying.ru "Рейтинга лучших GR-специалистов России" будет проведена церемония награждения лучших специалистов по связям с органами государственной власти в различных отраслях, запланированы презентации двух книг.

Как-то раз Вы сказали, что PR- и GR-специалисты имеют даже внешние отличия. В чем же они заключаются?
Как правило, пиарщики обладают более яркой, креативной внешностью. Они более свободны в визуальных средствах самовыражения. GR-специалисты - в большинстве своем, скучные люди (улыбается), работающие с нормативными документами, предпочитающие юридическую аргументацию. При этом они не только должны хорошо разбираться в сущности представляемого вопроса, но и уметь убеждать, отстаивать свою точку зрения, детально понимать расклады и интересы в стенах различных органов власти, задействованных в процессе выработки политических решений.

Для того чтобы быть эффективным, обязательно быть выходцем из чиновничьей среды?
Это всегда в плюс, но не обязательно. Я могу назвать много профессионалов, которые ни дня не числились на государственной службе, однако, обладая аналитическим складом мышления и менеджерскими качествами, сумели сделать карьеру в области взаимодействия бизнеса и власти.

Естественно, опыт участия в принятии политических решений, знание "внутренней аппаратной кухни" и наработанные контакты – всё это дорогого стоит. Бывшие сотрудники аппарата Правительства или ряда управлений Администрации Президента ценятся столь высоко вовсе не случайно: они имели возможность сверху наблюдать и координировать все этапы выработки и согласования важнейших политических решений. Таким образом, у них появляются налаженные коммуникации в ключевых институтах власти, в формирующихся позициях которых так часто заинтересован GR-специалист.

Но иногда опыт чиновничьей работы может сыграть и отрицательную роль. Дело в том, что чиновники и GR-специалисты – это всё-таки люди разной ментальности. Первые изначально являются объектом воздействия: это к ним приходят с просьбами, это они, являясь носителями административного ресурса, решают, как его распределить. В свою очередь, GR-специалист выступает в качестве просителя. И зачастую госслужащим психологически крайне сложно перестроиться: раньше все зависели от них, а теперь сами в зависимости. И мне известны случаи, когда люди, на которых возлагали определенные надежды в области GR, высокопоставленные выходцы из госсреды, не могли преодолеть себя и вновь возвращались на госслужбу.

Какими качествами должен обладать GR-специалист?
Помните книгу Кристофера Бакли "Здесь курят"? Там сын задает своему отцу - известному лоббисту - этот самый вопрос. "Гибким мышлением", - отвечает тот. И это правда.

GR-специалист или, если взять шире – лоббист - отстаивает в органах власти прежде всего не общественные интересы, о которых должно заботится государство, а частные. Если общественный интерес - это компромиссная выгода всего населения, защищать которое должно государство, то частный интерес выражают различные общественные группы (например, корпоративный интерес, отраслевой интерес, интерес феминистского или молодежного движения), а представляют его в органах власти лоббисты.

В своей работе джиарщик, понимая корпоративные интересы различных ведомств, представляет свою позицию в наиболее выгодном свете с точки зрения интересов различных ведомств. Профессиональный лоббист должен суметь так завуалировать свой частный интерес под общественный, чтобы при прохождении согласований его позиция не вызвала никаких вопросов. Это вовсе не значит, что в таких случаях он врет или лукавит – он, как и любой профессиональный адвокат, пытается быть эффективным рупором той группы давления, которую он представляет. Кстати, именно поэтому две трети времени джиарщик затрачивает не на хождение по кабинетам чиновников, а на аналитику, изучение международного опыта, коалиционные консультации и пр. Это необходимо, чтобы стратегически верно выработать и обозначить свою позицию и донести ее до политического адресата.

Очевидно, что именно в этом заключается этическая проблема профессиональной деятельности лоббистов, за что они регулярно подвергаются нападкам со стороны политических и общественных моралистов. Лоббисты, обладая определенным политическим влиянием, стремятся к тому, чтобы принимаемое политическое решение в максимальной степени отражало не общественный интерес, а корпоративный. Именно поэтому тут чрезвычайно важна роль государства, которое бы находило необходимый баланс между частными и общественными интересами.

А каковы особенности российского GR?
В странах с сильно развитым гражданским обществом - в США, Германии, Канаде - GR носит более публичный, открытый характер. Там, где карьера политика зависит от общественного мнения, выборов, общественность является эффективным инструментом давления. Таким образом, лоббист существенную часть времени тратит на так называемые технологии grass roots - организацию открытых писем, протестных акций. Цель grass roots – создать иллюзию массовой поддержки выдвигаемых лоббистом инициатив. Технология также позволяет выдавать (читай: скрывать) корпоративные или отраслевые интересы за общественно значимые, публично поддерживаемые идеи. А аффилированному с лоббистом политику, чью позицию поддерживают значительные группы населения, легче привлекать политических сторонников и ограничивать политических противников, чьи позиции представляются как антиобщественные.

С другой стороны, лоббистская деятельность там более открыта и ведется в рамках эффективно действующего не одно десятилетие закона. Данные о клиентах специализированных фирм и гонорарах лоббистов – доступны и открыты. В России же деятельность специалиста в области взаимодействия с государственными структурами носит кулуарный характер. Но это не означает, что он коррупционный. Профессионал от GR - не тот, кто даст больше взяток, а тот, кто лучше владеет материалом.

Кажется, что не очень корректно сравнивать рынки России и западных стран.
Действительно, в нашей стране бюрократия исторически сильна и влиятельна. Но чем влиятельнее госаппарат, тем более востребованы и высокооплачиваемы люди, которые выстраивают коммуникацию с чиновниками. В тех отраслях, где государство не проявляет своего участия, GR-специалисты не нужны. Так, долгое время в сфере интернет- и IT-технологий не было вообще никаких GR-специалистов. Профильные департаменты в Google и Apple появились совсем недавно. А причиной их появления послужило антимонопольное дело против Microsoft.

Павел, а каков доход GR-специалиста в России?
Подробно о ставках и заработках специалиста в области взаимодействия с государственными органами можно узнать из результатов рейтинга, также представленного в этом номере "Советника". Если говорить о начинающих, то менеджер низшего звена получает около 3 тысяч долларов в месяц. Средний уровень получает в районе 10 тысяч долларов. Доход вице-президента может достигать 1 млн долларов в год.

Вы упомянули отраслевые объединения. Насколько действенным инструментом лоббизма они являются?
В отличие от корпоративного специалиста, который отстаивает интересы одной компании, ассоциациям приходится представлять перед государством потребности отрасли в целом. Если, конечно, речь не идет о бутафорских общественных организациях, созданных под интересы одной или нескольких компаний.

У кого-то взаимодействовать с властными органами получается более результативно, у кого-то - менее. Если говорить о положительных примерах, то, прежде всего, стоит отметить Всероссийский союз страховщиков. Достаточно сильное лобби у банковско-финансового сектора. Большой потенциал у пивоваров. Неплохо работают GR-специалисты табачной промышленности. Несмотря на это, есть мнение, что функций у отраслевых ассоциаций всего две: писать письма и давать комментарии в СМИ: первые - чтобы привлечь к проблеме внимание чиновников, вторые – чтобы создать вокруг темы требуемое информационное поле. Все остальное за объединения делают совсем другие люди, в том числе, сотрудники профессиональных лоббистских структур. Кстати, существует еще и такая технология лоббизма, как создание ассоциаций: это когда несколько компаний консолидируются под эгидой одного объединения, якобы отраслевого, для воздействия на власть. Такое я встречал в фармацевтической отрасли, в сфере телекоммуникаций.

Но разве принятие последних законодательных актов о приравнивании пива к алкогольным напиткам и ужесточении мер против курения не говорят о фиаско пивного и табачного лобби?
Проблема пивного лобби заключается в том, что против него выступает более приближенное к власти водочное лобби. Казалось бы, отрасль крепких алкогольных напитков разобщена, но она как никто близка к власти, поскольку водочными заводами владеют региональные и федеральные элиты. Кроме того, этот рынок в значительной степени теневой, крайне коррумпированный. И цивилизованным лоббистам от пивных, в подавляющем случае, западных, компаний, привыкшим работать "в белых перчатках", необычайно сложно противостоять производителям водки.

Что касается табачной отрасли, задача ее лоббистов сейчас состоит в том, чтобы воспрепятствовать нормативным перегибам в России, за которые выступает Минздрав и которые поддерживают транснациональные фармацевтические гиганты и фонд Майкла Блумберга, ежегодно тратящий миллионы долларов на борьбу с табакокурением в России. Фармотрасль вообще лоббист №1 в мире. Достаточно сказать, что в США ежегодные затраты на лоббизм в этой отрасли больше, чем в табачной в 10-15 раз, и в 2 раза больше, чем в ТЭК. Именно фармацевтам на руку глобальное преследование курильщиков. Ведь чем строже запретительные меры, тем выше спрос на препараты от табакозависимости. Так что игра стоит свеч.

Павел, давайте поговорим о третьей составляющей лоббистской деятельности - специализированных структурах, которые оказывают услуги в данной области. Насколько эти фирмы необходимы, учитывая наличие GR-специалистов и специальных отделов в штате компаний, а также отраслевых объединений и ассоциаций?
Ключевая предпосылка сотрудничества GR-служб с лоббистскими фирмами заключается в том, что, каким бы ни был влиятельным GR-департамент, невозможно иметь связи во всех органах государственной власти (особенно при проведении крупных лоббистских кампаний): чиновники перемещаются по карьерной лестнице, есть психологические особенности при коммуникации и прочее. Лоббистские фирмы, таким образом, дополняют работу GR-специалистов, неся при этом юридическую ответственность за свои действия.

Существует два ключевых преимущества сотрудничества с профессиональным консультантом. Первое - это возможность дешевле реализовывать поставленные в компании задачи, чем нанимать отдельного GR-специалиста. Лоббистским фирмам удается экономить за счет "эффекта масштаба", так как они работают со множеством корпораций, многие из которых имеют схожие проблемы. Таким образом, если речь идет, например, о мониторинге, лоббистские фирмы имеют возможность быстрее получать требуемую информацию, оперативно ее анализировать и предоставлять требуемые отчеты. Нанимать и содержать под эту функцию отдельного человека было бы дороже. Второе - это возможность более качественно реализовывать лоббистские кампании. Успех тут зависит от множества факторов, ключевые из которых: 1) постоянная, заблаговременная информированность; 2) наличие политических связей на разных уровнях власти; 3) упорство и должная мотивация. Лоббистская фирма, в данном случае, может как поддержать GR-департамент в его лоббистской активности, так и полностью взять на себя реализацию всей кампании "под ключ". Преимущество работы с внешнем консультантом заключается здесь в том, что лоббистская фирма уже имеет постоянные и проверенные связи со всевозможными лоббистами, отставными чиновниками и прочими. Таким образом, фирма может предоставить качественный продукт, за который будет нести ответственность.

В настоящее время профессиональных лоббистских фирм в России не больше десятка: это и западные фирмы, которые приходят в нашу страну вслед за своими глобальными клиентами, и отечественные. При этом в США или Брюсселе таких фирм более десяти тысяч. Думаю, одна из причин такого численного разрыва – неимоверное влияние на общественные процессы российской бюрократии. В Америке действует эффект "крутящейся двери" - чиновник, набрав политический вес, идет зарабатывать деньги в лоббизм и в GR, проработав некоторое время в бизнесе, переходит обратно в политику и так далее. В России же – за редким исключением (Шаронов, Андросов, Драганов, Бородин) - для чиновника переход в бизнес, тем более в консультационный - это существенное понижение статуса.

Закон о лоббизме, которого до сих пор нет в России, является больной темой для многих джиарщиков. Его, кстати, нет во многих странах, где лоббистская деятельность регулируется законодательством смежных отраслей. Почему этот закон так необходим? И необходим ли?
Что касается закона о регулировании лоббистской деятельности, существует ошибочная точка зрения, что он ограничит деятельность лоббистов, ущемит их права. На самом же деле данный закон легитимирует деятельность лоббистов в органах государственной власти, делая их реальными субъектами при выработке и принятии политических решений. Этот закон закрепляет их права, лоббист официально получит доступ в коридоры власти, где будет равноправным субъектом политики.

Оригинал интервью см. здесь



Источник: Элеонора Коновалова, - «GR-специалист – это адвокат корпорации» // Советник от 14.11.2011


Последние изменения:
14.11.2011 14:45 Альбицкий Сергей
14.11.2011 14:43 Альбицкий Сергей


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter