Lobbying.Ru Матс Гранрид, генеральный директор Tele2

Матс Гранрид, генеральный директор Tele2

Матс Гранрид (на фото)

Tele2, известная как сотовый дискаунтер, — единственная иностранная компания, которая успешно завоевывает российские регионы. Она уже несколько лет пытается получить частоты на сотовую связь третьего и четвертого поколений (3G и 4G), необходимые для оказания услуг высокоскоростного мобильного доступа в интернет, но пока безрезультатно. Сколько еще просуществуют сотовые сети предыдущего, второго поколения, каким образом Tele2 планирует дальше развиваться в России и повышать лояльность клиентов, в интервью «Ведомостям» рассказал гендиректор Tele2 Матс Гранрид.

Вы возглавили Tele2 в сентябре прошлого года, а до этого работали в Ericsson. Какие основные отличия работы на новом посту?
Для меня очень интересно посмотреть на телекоммуникации с другой стороны. Речь идет о тарифах, поведении клиентов, решении проблем цифрового неравенства, деятельности в области ритейла. Tele2 — это поразительно быстрая и эффективная компания, которая всегда прислушивается к своим клиентам. Здесь много воодушевленных и предприимчивых людей, которые хотят изменить ситуацию и которыми интересно управлять.

На последнем Всемирном мобильном конгрессе в Барселоне операторы выступили за открытость мобильных операционных систем. Как вы относитесь к этой идее?
Существующая среда настолько более открытая, чем раньше. Каждый человек хочет иметь доступ [к услугам и приложениям] через любую сеть, поэтому нельзя ограничивать клиентов, иначе вы их потеряете.

Как вы тогда можете удержать своих пользователей?
Я думаю, что мы должны повысить лояльность пользователей. Мы должны предлагать абонентам более выгодные услуги: более низкие цены, привлекательные условия, но при этом хорошее качество и хороший пользовательский опыт. Абоненты должны понимать, за что они реально платят, а услуги — соответствовать их требованиям. В будущем предложения будут более адресными.

Насколько для операторов сейчас важны сети четвертого поколения сотовой связи (4G) LTE?
В Швеции мы запустили третью в мире LTE-сеть, сейчас сетей запущено больше. Мы думаем, что сети четвертого поколения будут основным игроком, основной технологией в будущем, они будут предоставлять более высокие скорости с меньшей задержкой передачи пакетов данных.

Каковы первые результаты работы этой сети?
Она пользуется успехом у пользователей. Но мы буквально только начали продажи и у нас недостаточное количество пользовательского оборудования. У меня в офисе [скорость мобильного интернета] составляет 85 Мбит в секунду. Это потрясающая скорость! И очень низкий уровень задержки. Мгновенное соединение, загрузка страниц и т. д. Результаты публичных тестов показали скорость скачивания 98,1 Мбит/сек и закачивания — почти 35 Мбит/сек. Это быстрей, чем фиксированный интернет.

А для российского рынка не слишком рано говорить об LTE?
Я так не думаю. Сейчас следует тщательно следить и подготовиться к LTE и 4G. Это придет. Вопрос когда. Думаю, что подготовительная работа должна быть проведена сейчас, а лицензии, я надеюсь, будут выданы в течение пары лет.

Насколько для Tele2 важны лицензии на LTE в России? Сможете ли вы работать без них?
В долгосрочной перспективе эти лицензии важны для нас. В краткосрочной и среднесрочной перспективе нас вполне устраивает имеющийся спектр в [сетях второго поколения] 2G и 2,5G. Со временем лицензии на 4G станут необходимостью в России, но это может занять много времени.

Сколько времени вам еще будет хватать имеющихся лицензий?
Я думаю, нам будет их достаточно еще на 5-6 лет. Сети 2G просуществуют еще 10-15 лет. Но передача данных станет очень важной частью нашего бизнеса, поэтому нам потребуются новые лицензии. Для того чтобы 4G-лицензии стали более доступными, необходимо ввести [в России] принцип технологической нейтральности, позволяющий развивать любую технологию на любых частотах. Это будет выгодно для всех операторов, потому что снизится зависимость от процесса конверсии частот, можно будет работать в уже выданных диапазонах. 2G-трафик растет значительно быстрей, чем 3G-трафик в России, — на 30% против 20%. 2G растет опережающими темпами, возможно, не в Москве, но в тех регионах, где мы присутствуем. [GPRS и EDGE в сетях] 2G — отличная технология, предоставляющая очень хорошую скорость [мобильного интернета] для среднего жителя России за разумные деньги. Думаю, что проблема цифрового неравенства в регионах — очень важная вещь для России. И мы очень гордимся, что можем участвовать в решении этой проблемы.

Что вы думаете про госполитику в области телекоммуникаций в России, где не очень приветствуют иностранных инвесторов? Tele2 не досталась 3G-лицензия. Насколько вероятно, что вас не обойдут с лицензией на сотовую связь следующего поколения?
Вы знаете, что мы принадлежим иностранным инвесторам, но мы очень довольны инвестициями в России. Мы делаем хороший бизнес, с хорошими отношениями. Мы продолжаем инвестировать достаточно большие средства в Россию — $300-500 млн в год.

Мы будем продолжать развивать покрытие в 2G, чтобы все больше россиян могли общаться по выгодным тарифам. Все мы знаем взаимосвязь между коммуникациями и интернет-услугами и устойчивым ростом ВВП в регионах. Это все, что мы можем сделать в России. Конечно, мы будем активно пытаться получить лицензии на передачу данных. Что касается конкурса [на лицензии] третьего поколения, вы правы, он закончился — лицензии уже получили операторы «большой тройки». Это свершившийся факт, поэтому мы продолжим развивать 2G и 2,5G и надеяться на 4G.

В конце прошлого года Госкомиссия по радиочастотам поручила «Ростелекому» создать консорциум, ответственный за внедрение в России 4G. В его состав также вошли операторы «большой тройки», а Tele2 не позвали. Не считаете ли вы это плохим сигналом?
Я так не думаю. Сейчас слишком рано говорить. Сейчас стоит запастись терпением и продолжить заниматься тем, чем раньше, — предоставлять нашим клиентам в России качественные услуги по доступным ценам.

Как вы относитесь к соглашению, которое в начале марта заключили операторы «большой тройки» и «Ростелеком» с акционерами «Скартела» (Yota), предполагающее, что «Скартел» станет инфраструктурной компанией, а «большая тройка» и «Ростелеком» будут на ее сети оказывать услуги 4G и получат опционы на покупку по 20% ее акций? Насколько эффективно такое партнерство и не приведет ли оно к монополизации рынка 4G-услуг? Почему Tele2 не вошла в этот консорциум?
Важным для индустрии сигналом является решение развивать сеть совместными усилиями нескольких операторов по модели network sharing. Это не приведет к монополизации, если на рынок будет допущено большее количество операторов. Tele2 активно использует эту модель в Швеции и предлагает ее коллегам по телекоммуникационному рынку России. В то же время можно предположить, что мощностей одной сети для пяти операторов не хватит. Поэтому LTE должен появиться и в других частотных диапазонах.

Насколько вероятно, что вы обзаведетесь в России местным партнером?
Мне часто задают этот вопрос. На него сложно ответить. Мы ничего не исключаем, но сейчас мы не ведем никаких переговоров. Сейчас нас все устраивает.

Несколько лет назад проходила информация о том, что вы ведете переговоры со «Связьинвестом». Сейчас таких переговоров не ведется?
Нет, не ведется.

Но теоретически такое партнерство могло бы улучшить положение Tele2 на рынке?
Не знаю. Может, да, а может, нет. Я не люблю спекулировать.

У Tele2 был план объединить все региональные «дочки», которые сейчас принадлежат напрямую штаб-квартире в Швеции, в одно юридическое лицо в России. В какой стадии этот проект?
Речь идет об оптимальной структуре затрат не только в России, но в целом в странах присутствия Tele2. Сейчас нет необходимости что-либо менять.

Расскажите про итоги 2010 г. в странах Балтии, где у Tele2 сократилась выручка, и в Нидерландах, Германии и Австрии, где уменьшилась абонентская база на 10-20%. В чем основная причина и что вы намерены предпринять, чтобы исправить ситуацию?
В странах Балтии мы видим признаки восстановления экономики, которая серьезно пострадала во время кризиса 2008 г. Но расходы пользователей еще не вернулись на прежний уровень, поэтому 2011 г. по-прежнему будет трудным годом. Это вместе со снижением тарифов на завершение вызовов будет негативно сказываться на наших результатах. Но мы будем продолжать инвестировать в 3G, 2G, а также в 4G в Эстонии.

В Нидерландах, Германии и Австрии у нас действительно сократилось число абонентов, но это соответствует изначальному плану. Снижение касается услуг фиксированного широкополосного доступа в интернета, а мы — мобильная компания. Но несмотря на это, в Австрии и Германии мы получаем хорошие результаты, EBITDA остается стабильной или даже растет в процентном отношении. С другой стороны, мы инвестируем в Нидерланды, мы приобрели интернет-провайдера BBned, которого мы интегрируем с Tele2. В Нидерландах у нас интересный бизнес, и мы будем продолжать в него инвестировать.

А в России вы планируете развивать какие-то дополнительные услуги, за исключением мобильной связи?
Нет, мы — мобильная компания. Фиксированный интернет [в Европе] скорее достался нам в наследство, этот бизнес был раньше. В России мы строим новые сети, поэтому не думаем, что мы будем серьезно инвестировать в фиксированный интернет

Россия — это центр нашего стратегического фокуса. В России до последнего времени мы присутствовали только в сегменте предоплаты. Сейчас мы видим, что становится больше пользователей, выбирающих постоплатную систему расчетов, поэтому мы начинаем смотреть на предложения в этом сегменте. Это позволит нам установить более долгосрочные отношения с клиентами и делать более адресные предложения.

Если взять Швецию, это был преимущественно рынок предоплаты, но за последний квартал мы набрали 65 000 постоплатных клиентов, а предоплатные клиенты, наоборот, ушли в отток.

Услугу постоплаты вы планируете предложить только корпоративным клиентам или на массовом рынке тоже?
Мы начнем с клиентов из малого и среднего бизнеса.

А сколько у вас сейчас постоплатных клиентов?
Большинство наших клиентов [сотовой связи] сейчас приходится на Россию [где постоплата только вводится], поэтому в общей сложности у нас 15-20% постоплатных клиентов, но без учета России распределение будет 50/50.

Петербургская «дочка» Tele2 сообщила о намерении разместить российские облигации на 30 млрд руб. Почему Tele2 решила привлекать средства в России, если традиционно считается, что на Западе деньги дешевле?
Это стратегический важный шаг. В России мы тратим рубли, поэтому логично привлекать именно рублевые заимствования. В определенной степени это можно считать валютным хеджированием. Средства от размещения облигаций будут направлены на развитие компании в России.

Довольны ли вы инвестицией в Казахстане, где в декабре 2009 г. Tele2 приобрела контроль над местным сотовым оператором, занимающим третье место на рынке?
Да. Мы недавно запустили там бренд. Все идет очень хорошо, по плану — мы строим сеть и расширяем абонентскую базу.

Планируется какая-то кооперация с российской «дочкой»?
Да, туда ездят менеджеры из России. Но в Казахстане много и шведов, и специалистов из других стран, помогающих разворачивать сеть.

Tele2 продала много подразделений в Европе. Будете продолжать эту стратегию?
Мы продадим еще одну или две компании, которые мы не считаем ключевыми. Но мы будем менять эту стратегию на противоположную — мы активно смотрим на возможности для приобретения операторов, лицензий или спектра.

Где вы смотрите активы?
В Восточной и Южной Европе и СНГ. Мы не собираемся выходить на рынки Азии, Латинской Америки, Африки, а также, думаю, Ближнего Востока. Нам важно, чтобы все рынки были рядом, там, где мы обладаем компетенцией.

Рассматривает ли Tele2 сейчас какие-либо компании для приобретения в России?
Tele2 заинтересована в расширении географии своего присутствия в России. M&A — один из путей такого развития, но говорить о таких сделках пока преждевременно.

А есть какие-то реальные синергии в различных рынках, на которых Tele2 уже присутствует?
Да, у нас есть биллинговые и IT-платформы, которые мы можем использовать в разных местах, мы можем распространять удачные наработки на различные подразделения. А также есть синергия при закупке оборудования. Но некоторые концепты работают только на локальных рынках — тарифные планы, маркетинговые материалы.

У вас есть прогноз по доходам в России?
Мы прогнозируем, что абонентская база вырастет на 1,5-2,5 млн человек, а среднемесячный доход на абонента (ARPU) останется стабильным, так что вы можете сами подсчитать размер выручки.

Оригинал интервью см. здесь



Источник: Тимофей Дзядко, - «Сейчас стоит запастись терпением» // Ведомости от 17.05.2011


Последние изменения:
17.05.2011 14:28 Альбицкий Сергей


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter
Время генерации страницы: 0.17327809333801