Lobbying.Ru Фармацевты против табачников

Фармацевты против табачников

В России еще с советских времен профессия врач, фармацевт пользуется особым уважением. При этом в современных (рыночных условиях), рынок лекарств - это гигантский бизнес, который в России на более чем две трети контролируется западными корпорациями, с присущим им тактикой жесткого маркетинга, манипулированием общественного мнения и пр. В апреле этого года в Центре по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти вышло исследование «Индустрия борьбы с табаком: субъекты, технологии, каналы влияния», посвященное анализу лоббистских взаимоотношений между фармацевтической и табачной отрасли. Ключевые выводы работы изложил в своей статье его автор к.п.н. Павел Толстых.

Спустя всего две недели после того, как японское правительство в 2010 году подняло налог на табачные изделия, объем продаж препарата Chantix американской фармацевтической компании «Pfizer», помогающего избавиться от никотиновой зависимости вырос с 70 тысяч до 450 тысяч «стартовых пакетов» в месяц. Учитывая, что комплект Chantix стоит не менее двухсот долларов, в финансовом выражении это рост с $168 млн. до повышения акцизов до более чем $1 млрд. в год после. Индустрия борьбы с табаком – огромный рынок, за который конкурируют международные фармацевтические корпорации, которые выпускают средства по борьбе с табачной зависимостью. По данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) на сегодняшний день 1,3 млрд. населения нашей планеты находится в зависимости от табака. Сейчас в России курят 43,9 млн. человек, то есть 39,1% всего населения страны. Указанное число курильщиков – потенциально гигантский рынок сбыта для препаратов по борьбе с курением.

Для того, чтобы заработать на рынке антитабачных препаратов используются интегрированные методы пи-ар, джи-ар и маркетинговых коммуникаций.

Пиарщики фармотрасли работают над тем, чтобы максимально большое количество людей задумалось о вреде курения, тем самым они искусственно стимулируют спрос на их продукцию. Для этого используется тактика «демонизации табака» - как главного зла человечества. Джиарщики используют методы искусственного создания спроса: через заградительные механизмы политического лоббирования ограничивается реклама и распространение табачной продукции, а за счет поднятия акцизов на табачную продукцию происходит перераспределения табачных денег в пользу фармацевтических. Можно утверждать, что каждый доллар, затраченный на антитабачное лоббирование, многократно компенсируется фармацевтической промышленностью. Говоря о затратах на лоббизм - фармацевтическая индустрия стоит на первом месте в мире по сумме средств, выделяемых на политическое влияние. С 1998 по 2010 год фармацевтической отраслью только на лоббизм в США (где данные суммы, подлежат обязательному раскрытию) было затрачено $2,080,115,642, для сравнения топливо-энергетический комплекс, имеющий славу сильного лоббиста,  за это же время затратил сумму в два раза меньшую - $1,074,582,418, табачная отрасль – в шесть раз меньшую - $335.727.156. Еще более наглядно данные цифры будут выглядеть в динамике, если в 1998 году фармацевтическая отрасль потратила на лоббизм $69,218,254, то в 2010 году уже $240,325,934. Для сравнения, начиная с 1999 года средние затраты табачной отрасли на лоббизм составляют порядка $20 млн. А если взять за сравнение 2010 год - $16,645,381, что более чем 14 раз меньше, чем затраты на лоббизм фармацевтической отрасли за это же время. Общее количество зарегистрированных лоббистов на 2010 год у табачной отрасли – 162, у фармацевтической – 1570.

Для контроля предложения используются тесные взаимоотношения фармотрасли с врачами, которые рекомендуют необходимые препараты. В качестве наглядного примера прямой аффелированности врачей с фармотраслью можно привести один из множества скандалов, в котором была замешана американская корпорация Pfizer, на которую в 2009 году был наложен штраф $2,3 млрд. за «мошеннический маркетинг» препаратов. Помимо того, что производитель приписывал некоторым лекарствам дополнительные свойства (результат ведомственной проверки показал, что компания снабжала некоторые препараты фиктивными инструкциями), он также вступал в сговор с врачами, которые прописывали препараты Pfizer своим клиентам без необходимости. Было доказано, что корпорация давала взятки больницам и медицинским кабинетам, чтобы врачи выписывали пациентам определенные виды лекарств. Оплата шла за отказ докторов от услуг конкурирующих фармацевтических компаний различными путями: наличные в конвертах, ужины в ресторанах и пр.

Фармотрасль жестко расправляется с потенциальными конкурентами, при этом используются все возможные методы пи-ар и лоббистской защиты, в результате чего средства конкурентов признаются неэффективными и/или даже опасными, при этом фармкомпании намеренно скрывают побочные синдромы своих препаратов. Наглядным примером как это работает на практике является внезапная истерия фармотрасли против «электронных сигарет». Так Ассоциация легочных болезней США, которая только от Johnsons&Johnsons в 1997 году получила $2,5 млн. за право использование ее имени в течение двух лет в рекламе антитабачного препарата Nicotrol приняла активное участие в лоббировании запрета на продажу в магазинах США электронных сигарет. Ассоциация вошла в коалицию против электронных сигарет, члены которой называют их «новым наркотиком». В своем публичном заявлении в поддержку закона о запрете на продажу электронных сигарет в Иллинойсе ассоциация сообщила, что научно не доказано, что курение обычных сигарет опаснее, чем использование их электронных аналогов. Аналогичную картину мы видим и в России. В 2009 году Росздравнадзор России зарегистрировал электронные сигареты как «изделие медицинского назначения», а именно «устройство для защиты организма при курении», что не понравилось врачам, обвинившим Росздравнадзор в том, что он не провел соответствующих медицинских испытаний. Представители Росздравнадзора в ответ сами обвинили врачей, что они куплены фармкомпаниями, продающими антиникотиновые пластыри. Начальник Управления контроля за качеством медицинских изделий Росздравнадзора Елена Барманова заявляла тогда, что электронная сигарета относится к тому классу опасности медицинских изделий, который  не требует проведения медицинских испытаний. 

Кстати, заявляя об опасности «электронных сигарет» фармкомпании намеренно скрывают побочные синдромы своих препаратов. Так с момента начала производства Chantix от Pfizer в 2006 году с ним было связано 3325 сообщений о серьезных побочных эффектах, включая 112 летальных исходов. В 2009 году Управление по контролю качества продуктов и лекарств США потребовало размещения соответствующего предупреждения (blackboxwarning) с целью информирования пациентов о возможных побочных эффектах, которые могут угрожать их жизни. Blackboxwarning – самое серьезное предупреждение, которое фармацевтическую компанию могут обязать разместить на упаковке. Данное предупреждение обозначает, что медицинские исследования показали возможность появления  серьезных побочных эффектов, которые могут нести угрозу для жизни пациента.

Начиная с конца 2000-х годов, Россия становится объектом интереса индустрии по борьбе с табаком. Например, фонд Bloomberg Initiative, основанный мэром Нью-Йорка Майклом Блумбергом к 2013 году выделил $500 млн. для борьбы с курением в развивающемся мире. Такие общественные организации как Российская Международная конфедерация обществ потребителей (КонфОП) с 2008 года уже получила более $700 тысяч. Цель, на которые выделяются  эти деньги, влияние на российских законодателей, чиновников из Министерства финансов и аппарата Правительства. Стоит добавить, что начиная с 2005 года объем рынка препаратов против курения увеличивается не менее чем на пятьдесят процентов ежегодно.



Источник: Павел Толстых, - Фармацевты против табачников // Lobbying.ru от 27.04.2011


Последние изменения:
27.04.2011 13:25 Альбицкий Сергей
27.04.2011 12:38 Альбицкий Сергей


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter