Lobbying.Ru Десятина на лобби

Десятина на лобби

НА ЭТОЙ неделе пенсионеры США завершают "акцию протеста" против приватизации системы федеральных пенсионных счетов. Но американцам не пришлось перекрывать автобаны и митинговать на улицах.

Две недели в 50 газетах печатали платные объявления "недовольства". Обошелся разъяснительный пиар в 5 миллионов долларов. А проводила его крупнейшая общественная организация пенсионеров - официальный лоббист интересов 36 миллионов американцев. Ее лидеры планируют продлить "борьбу" на два года и заблокировать инициативу президента Буша. По той же схеме "продавливает" свои интересы и американский бизнес.

Вообще лоббизм как политическое явление существует уже 1,5 века. Это отработанный и законодательно оформленный механизм легального влияния на решения и законы, принимаемые властью. И к коррупции никакого отношения не имеет.

Что почем

В России тоже есть практикующие лоббисты. Но никто из них не раскроет свои бюджеты прилюдно. Однако в приватной беседе хвастаются успехами с воодушевлением. Главное, говорят, рубить сук по плечу. Не замахиваться на масштабное законодательство, такое, например, как закон о местном самоуправлении. Тут лоббируй, не лоббируй - бесполезно. Но есть законы о налоговом, тарифном или таможенном регулировании. Здесь такса - до 10 процентов от возможной выгоды для бизнеса, утверждают знатоки. Скажем, с какого-то сегмента рынка будут выдавлены иностранные компании, а их место смогут занять российские игроки. Вот их прибыль и обсчитывают. Речь здесь может идти о тысячах и даже сотнях тысяч долларов. Когда лоббизм действует скрыто, эта "десятина" по сути и есть коррупционная нагрузка на принимаемый закон.

Несколько лет назад по СМИ "бродил" прейскурант цен на услуги законодателей. Дело, конечно, прошлое, и к нынешним депутатам никакого отношения не имеющее. Но масштабы серого лоббизма прочувствовать можно. Самой дешевой услугой считался депутатский запрос - до 1,5 тысячи долларов. Если при этом надо было выдать звонок или повторно "пошелестеть бумагой" - цена поднималась до 5 тысяч долларов. Самым дорогим был запрос, прошедший пленарное заседание, - до 100 тысяч долларов.

Проектов громадье

Несовместимые в других странах понятия "лоббизм и коррупция" в России по сути слились в одно целое. Это "пятно" начало расползаться в начале 90-х годов. Некто, обладавшие хорошими связями, ходили по коридорам власти и решали проблемы своих заказчиков. Затем появились более основательные методы. "Своим" кандидатам помогали занять влиятельное место, а потом они отрабатывали за это удовольствие. Первый раз, по словам вице-президента РСПП Игоря Юргенса, о необходимости разработать цивилизованную систему лоббирования начали говорить в 1991 году. Но тема успеха не имела.

Сегодня к ней возвращаются все чаще и чаще. В ноябре 2003 года на съезде РСПП президент страны высказался достаточно жестко: "Промышленная политика России в современных условиях есть не что иное, как лоббирование через госструктуры интересов одного бизнеса в ущерб другому... Все сводится к тому, кто и сколько даст денег". Тогда же эксперты Госдумы и Института государства и права РАН подготовили законопроект о создании специальных лоббистских организаций. Они, по мысли авторов, должны регистрироваться в минюсте, после чего получали право аккредитовать своих представителей в органах власти. Но юридической нормой этот документ так и не стал.

Спустя год за принятие закона выступила Комиссия Госдумы по противодействию коррупции. Тогда ее председатель, первый заместитель главы Комитета Госдумы по безопасности Михаил Гришанков пытался убедить коллег в азбучной истине: "Любая лоббистская деятельность должна быть открытой". В ответ - тишина.

В канун 2005 года советник президента Асламбек Аслаханов вновь вернулся к теме: "Закон о лоббировании нужен российской экономике как воздух, так как вне рамок лоббирование процветает в совершенно извращенном, непотребном виде".

Что дальше? Удастся ли в ближайшее время разработать и принять закон о лоббировании? На эти вопросы "РГ" отвечают депутат Госдумы и представитель организации крупного бизнеса.

Прямая речь

Кому не выгоден закон

Михаил Гришанков, председатель комиссии Госдумы по противодействию коррупции:

- Принять закон о лоббистской деятельности Госдума пыталась неоднократно. Такие законопроекты вносились и в 1994-м, и в 1995-м, и в 1996 годах. Но в тот период они не были, да и не могли быть приняты. Во-первых, исключительно высоко было противостояние между исполнительной и законодательной властью. Соответственно любые идеи, даже вполне рациональные, преломлялись через его призму. Во-вторых, олигархи имели практически неограниченное влияние на власть. И поэтому были абсолютно не заинтересованы в создании каких бы то ни было механизмов, препятствующих реализации их планов.

Очевидно, что и в нынешних политических условиях принятие такого закона может натолкнуться на сопротивление представителей органов государственной власти. Я реалист и прекрасно понимаю, что принятие закона о лоббистской деятельности автоматически не приведет к моментальному изменению ситуации. Далеко не все сразу захотят работать в равных и прозрачных условиях. Это в одинаковой степени касается и чиновников, получающих дивиденды от "торговли властью", и бизнесменов, не заинтересованных в существовании реальной конкуренции.

Весной 2004 года Российское партнерство по корпоративному управлению и социальной ответственности провело исследования, касающиеся в том числе и внутренней коррупции. Как выяснилось, представители крупного и среднего бизнеса предпочитают устанавливать особые отношения с нужными чиновниками, задействовать административный ресурс, включая, как это ни печально, правоохранительные органы и судейское сообщество. Цели понятны - получить преимущество над конкурентами любой ценой. Открытость и прозрачность в таких случаях служат им только помехой. При этом только прямые, вне взяток, потери предпринимателей от коррупции составляют более 6 млрд. долларов в год.

Однако я прекрасно отдаю себе отчет в том, что оппонентов у закона и в Госдуме будет немало. Аргументы против тоже хорошо известны. Очевидно, будут ссылки и на сложность разработки действенного законодательства, и на потенциальные проблемы с его применением. Но главное все же в том, что у нас по-прежнему принято отождествлять лоббистскую деятельность с коррупцией. И как следствие - уверенность в том, что любые действия, направленные на защиту интересов бизнеса, имеют криминальный подтекст. Тогда как главное отличие цивилизованной лоббистской деятельности от коррупции, на мой взгляд, заключается как раз в том, что в первом случае мы имеем дело с жестко регламентированной и прозрачной процедурой принятия решений, обеспечивающей свободное участие заинтересованных сторон, в другом же - принятие решений осуществляется узким кругом лиц на основе произвольно выбранных критериев.

Какой лоббист нам нужен

Игорь ЮРГЕНС, ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ РОССИЙСКОГО СОЮЗА ПРОМЫШЛЕННИКОВ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ:

- Живой закон должен вызреть. Но за эти годы так и не определилась даже его концепция. Впрочем, тут, возможно, спешить и не надо.

Очень многое зависит от того, каким курсом будет развиваться страна. В последний год наметились две ярко выраженные тенденции. Одна - это свободная, рыночная модель. Вторая - более похожая на госкапитализм, как переходную форму к рыночной экономике.

Если же говорить о моделях лоббизма, то их по сути две - американская и континентальная (европейская). Первая заключается в том, что юридические лица регистрируются как официальные лоббисты при сенате и конгрессе США, встают на учет в налоговые органы и начинают "работать" в парламенте, разъясняя и проталкивая законодательство в интересах "своих" групп.

Континентальная модель несколько иная. Например, при Национальной ассамблее Франции регистрируются не сами лоббисты, а крупные или средние корпорации. И они отрабатывают свой хлеб в узкокорпоративных рамках. Например, не могут параллельно взять на подряд проект какой-то другой компании.

Все честно и открыто. По крайней мере, когда к тебе подходит представитель какой-то группы от бизнеса или общественных организаций, ты знаешь, ради чего, как и почему он проталкивает именно этот закон.

Какой вариант выбрать для России? Это не суть важно. Можно пойти и по смешанному варианту, если в стране будут развиваться свободная рыночная экономика и либеральное общество. Если же нам суждено пойти другим путем, то лоббизм будет претерпевать существенные изменения. Когда государство играет большую роль в экономике, договариваться надо с верхушкой политической пирамиды. А потом начинает работать вертикаль власти.

Но в любом случае надо прописывать функции лоббистов, их права и обязанности, прозрачность их бюджетов. Иначе нам не избежать эксцессов, которые происходили в прошлом. Например, многие проблемы наших нефтяников происходят сегодня оттого, что в какой-то момент нефтяное лобби массированно поработало на налоговые режимы, выгодные для отрасли. При этом интересы государства не учитывались и не просчитывались.

А поскольку такой лоббизм был скрыт от общества, то и "подправить" его было некому. Теперь государство вполне естественно старается вернуть себе утраченное. Поэтому любое лоббистское усилие, предпринятое вне рамок здравого смысла, рано или поздно аукнется негативными последствиями. Чувство меры, понимание национальных интересов - вот что должно быть свойственно нашим новым лоббистам в первую очередь. И для того, чтобы быть успешными. И для того, чтобы всей страной не сожалеть потом о содеянном.

Досье "РГ"

Лоббизм с каждым годом дорожает:

в США "агенты влияния" тратят уже почти 2 миллиарда долларов в год;

в Японии денежные пожертвования политическим партиям и организациям в прошлом году составили 1,2 миллиарда долларов;

в России на принятие "нужных" решений всеми уровнями власти тратится 6 миллиардов долларов. Общий рынок взяток, по данным исследования фонда ИНДЕМ, составляет 40 миллиардов долларов в год. 



Источник: Российская газета, Татьяна Панина , 22.01.2005, №10, Стр. 5


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter
Время генерации страницы: 0.1003999710083