Lobbying.Ru О лоббизмеПубликации о лоббизме и Government RelationsЛоббизм и Government RelationsДворкович Михаил, Председатель Совета директоров "Пресс Холл"

Дворкович Михаил, Председатель Совета директоров "Пресс Холл"

Интервью с Председателем Совета директоров Коммуникационной группы «ПРЕСС-ХОЛЛ», Президентом Ассоциации предпринимателей «Новое дело», одним из самых успешных лоббистов России Михаилом Дворковичем.

Михаил, вы занимаетесь совершенно новым направлением на территории России и стран СНГ, которое называется GR (government relations) или иначе говоря - лоббизм. Что это такое и как работает?
Есть два варианта объяснений: первый - это способ перевода с языка бизнесмена на язык чиновника и наоборот. А если более глубоко, то это некий способ разложить на составляющие процесс согласований и процесс взаимодействия бизнесмена и чиновника, чтобы они оба понимали одинаково, что должны сделать. GR –это значительная часть PR, т.е. описание компаний в открытом информационном поле, потому что коммуникации с чиновниками и представителями органов власти это тоже пиар, но специфический. Коммуникации необходимы для развития прозрачных цивилизованных отношений на рынке. Эти направления существовали всегда - еще и до революции, в виде пропаганды, а сейчас это все сформировалось в качестве отдельных видов деятельности, а тогда многие даже не подозревали, что занимаются именно GR и PR. Одинаково правы те, кто считают, что PR не приносит добавленной стоимости и те, кто говорят, что только PR приносит прибыль компании.

Это можно назвать неким посредничеством?
Вряд ли. Это больше элемент транспарентности. Иногда GR проекты решаются путем налаживания эффективных коммуникаций между двумя субъектами, и субъект GR деятельности отходит на второй план. Часто наша работа заключается в том, чтобы познакомить людей друг с другом, но это тоже непростая задача, приходится долго изучать клиента, его деятельность, круг общения, готовить информацию: с кем и как он общается, качественно подготовить справки, правильно зайти - не «с улицы».

Похоже на деятельность разведуправления…
Да, по сути это во многом схоже с оперативной деятельностью, но в хорошем смысле. Все это похоже на шахматную игру, иногда приходится построить трех, четырех ходовку, а будет результат полезен государству или нет, это уже на совести специалиста, который занимается проектом. Моя совесть в этом смысле чиста.

Я тоже решила действовать как разведчик и собрала информацию… судя по тому, что мне довелось узнать, вы дитя 90-х, такая a la «американская мечта». Мальчик, начавший свой трудовой путь с протирания столов в «Лужниках», стал одним из крупнейших лоббистов в России и сегодня открывает двери министерств и ведомств самого высокого уровня.
Наверное, со стороны это выглядит так. Анализируя последние 20 лет жизни, а я начал работать в 13 лет, понимаю, что жизнь была насыщенной по сравнению с моими сверстниками. Мне удалось попробовать многое, не факт что это хорошо, но конечно мой опыт сформировал кругозор и понимание жизни снизу, с самой глубины и это позволило мне научиться общаться с людьми разного уровня, налаживать коммуникации. Работая в министерстве экономического развития, мне удалось объехать всю страну, общаться с разными регионами. Я участвовал в нескольких избирательных кампаниях в качестве соорганизатора, приходилось общался даже с жителями маленьких деревушек, где отношение к жизни очень отличается от Москвы и центральных регионов. География очень сильно влияет на людей, еще сильнее отличается мироощущение у жителей Дальнего Востока. Находясь на Дальнем Востоке, иногда ловишь себя на мысли, что попал в другое государство.

Я знаю, что вы один из тех, кто включается быстро во все передовые технологические новшества, с виду работа для вас - удовольствие. Помню, вы рассказывали, как работая у Германа Грефа, одним из первых стали делать схемы докладов- презентаций на заседания министров. Приходилось в жизни себя заставлять на кого- то работать?
Мне никогда не приходилось чем-то заниматься через силу, по этому поводу многие мои друзья смеются, что раз в год им приходится видеть у меня новую визитку, именно потому, что я никогда не позволял себе заниматься, тем, что мне не доставляет удовольствия. Я рад, что есть подвижки в моей деятельности, с некоторых пор развивается моя компания «ПРЕСС-ХОЛЛ» - то чем мне нравится заниматься. Есть корпорация «MIRAX-GROUP», где я также помогаю руководству налаживать коммуникации. Если говорить о том, какая работа нравится больше, то это работа с детьми. Мне посчастливилось участвовать в организации компьютерных лагерей и приходилось вести курсы компьютеров для детей именно поэтому, сейчас уже в своем проекте, в «ПРЕСС-ХОЛЛе» мы подошли к созданию образовательных проектов, и я отдаю себе отчет, что только тогда когда появятся профессионалы нашего дела, тогда сформируется цивилизованное общество лоббистов. Мы не учим конкурентов, как считают некоторые, мы создаем рынок, чтобы нас не считали мошенниками. Мы растим будущих партнеров.

Что такое лоббизм в сфере взаимодействия бизнеса и власти более или менее понятно, а вот я бы хотела поговорить о политическом лоббизме. В Азербайджане уже много лет остается нерешенный вопрос Нагорного Карабаха и оккупированных земель Азербайджана Арменией. Такого рода вопросы, мне кажется, нуждаются в политическом лоббизме на самом высоком уровне и зачастую не связаны с экономикой, это скорее вопрос умения выстроить многоходовки и манипулировать сознанием через PR и СМИ как вы уже сказали в начале...
Мне кажется, в цивилизованной форме существование политического лоббизма практически невозможно. Количество субъектов задействованных в этих процессах очень велико, более того если это связано с общественным мнением, я глубоко убежден, что невозможно купить народ и даже выборы или референдумы сфальсифицировать больше чем на 10 – 15% не позволяют никакие системы. Очень часто положительным в политическом лоббизме является присутствие посредника. В этом смысле, мне кажется, Дмитрий Медведев очень эффективно налаживает переговорный процесс. Нужно понимать, что первопричиной и источником лоббизма все-таки являются экономические интересы, в данном случае инвестиции и экономические интересы в регионе. Надо рассматривать все многосторонне.

Если опираться только на экономику и инвестиции в регионе, то через 10-20 лет у Армении, получается, вообще нет шансов? Потому что, с точки зрения экономики, страна ничего не может дать взамен на поддержку, со стороны третьих стран, а у Азербайджана все четыре туза в кармане?
Это с одной стороны. С другой, есть более глубокие взаимоотношения между Арменией и Россией. Скажем так: экономика региона слаба, но народ предприимчивый. Весь ресторанный бизнес в России до недавнего времени был армянским. Это тоже своего рода лоббизм и это грамотное построение коммуникаций, ведь больше половины общения и вопросов решается в ресторанах. Грани между лоббизмом и чисто экономическими действиями не существует, потому что политический лоббизм основан на экономических интересах, если даже говорить о военном освоении региона, за этим тоже стоят экономические интересы. Глобально, совместное существование наших государств неизбежно и найдется, в конце концов, решение и подход. Если бы я определял стратегию GR для Азербайджана, я бы посоветовал еще 10 лет назад делать упор на молодежь и сейчас, новое поколение азербайджанцев, совершенно по другому было бы настроено, стало бы активными участниками процессов, но и сегодня не поздно.

Бывают ситуации, когда вы прибегаете к помощи брата (советник президента РФ Дмитрия Медведева Аркадий Дворкович – ред.)?
К помощи брата прибегаю только в качестве совета. Отдельные проекты, в которых необходимо участие экспертного управления президента, протекают как для всех простых людей: пишутся официальные письма, они рассматриваются в таком же порядке, как и все остальные.

Фамилия помогает?
Да, иногда. Но я стараюсь не пользоваться ей. Во-первых, не всегда я сам выхожу на контакт, а часто это делают мои сотрудники. Во-вторых, для решения вопросов я часто выстраиваю сеть посредников, и не потому что вопрос страшно произнести вслух, а просто потому что иногда партнеры могут эффективнее решить вопросы с чиновником чем я. Что скрывать, фамилия помогает, но встречают по одежке, а провожают то… Решить вопрос только имея фамилию Дворкович - невозможно, тем более большинство чиновников знают: брат не будет писать писем или просить за меня.

Я уже 10 лет работаю в этом сообществе, и сформировал свой бренд. У меня нет недостатка в своих контактах и ресурсе. Фамилия помогает для старта, хотя в нашем обществе, старт это практически 80 % дела.

Я знаю, что у вас на повестке несколько серьезных проектов, которые имеют большой потенциал. Расскажите о них?
Один проект, который я хочу реализовать уже несколько лет – «Пресспублика». Это моя мечта, но пока все в стадии разработки. Идея в создании мощной коммуникационной площадки: пресс центр, закрытый журналистский клуб, центр региональной информации. Это уникальный проект, такого нет нигде в мире. Мы хотим создать одно физическое пространство, в котором будут находиться представители инвестиционных кампаний, пресса, бизнес сообщество, региональные представители и т.д. Организация конференций, пресс-конференции, подготовки отчетов и все что с этим связано. Мы немного будем демпинговать на рынке, но если это реализуется, то поверьте, работать станет намного легче.

Есть еще один проект, связанный с моей личной ответственностью - это недавно учрежденная ассоциация «Новое дело». Она призвана решать проблемы бизнесменов в органах государственной власти. Структура – ассоциация, суммирование всех навыков и знаний, объединение компаний которые подписали меморандум, состоящий из трех пунктов: не давать взятки, не платить за решение судов и платить налоги в бюджеты всех уровней. Мы обещаем со своей стороны, поддержку в решении всех вопросов связанные с взаимодействием с органами государственной власти и правоохранительными органами в части нарушении прав бизнесменов. Там где права бизнесменов - членов нашей ассоциации нарушаются, мы будем открытыми методами, с использованием всех своих возможностей, эти конкретные ситуации решать. Там где попросили взятку или отказали в варианте решения вопросов, будем искать пути. По сути, мы создаем лоббистскую общественную организацию, но не с точки зрения лоббирования бизнеса, а с точки зрения восстановления справедливости.

Как это будет происходить?
Только что у меня была встреча, пришел бизнесмен и сказал, что на дороге по которой он каждый день проезжает, стоят градирни (большие трубы). Бизнесмен занимается рекламой и решил использовать трубы под рекламную конструкцию, он уже подготовил проект, соорудил конструкции пришел к чиновнику, а с него стали вымогать взятки, сказали проходить согласования, которых нет ни в одном регламенте и нормативно- правовом акте. Мы, в свою очередь, параллельно изучаем нормативно- правовую базу и выстраиваем вертикаль чиновников, которые принимают решения по этому вопросу. Теперь мы займемся этим вопросом и посмотрим: насколько рискнет, принимающий решение человек, отказаться поступать по закону.

А какие у вас рычаги влияния?
Открытое информационное поле, блогосфера, СМИ. Я вывожу проблему на обсуждение, тем самым сужая возможность для чиновников принимать незаконные решения. Когда чиновник оказывается на виду, он чаще всего берет в руки нормативно-правовую базу и начинает поступать соответственно закону. Если я вижу, что бизнесмен ведет себя соответственно закону, я готов ему помогать и это главное условие. Элемент коррупции напрочь исключается. Вот здесь фамилия как раз меня и сдерживает.

Не боитесь?
Можно было бы бояться, если б мы пошли войной против конкретного чиновника, а вообще это курс президента России.

Были ситуации, когда угрожали или намекали что не стоит идти против интересов тех или иных людей?
Нет, не было, я разумный человек, и даже когда я вижу, что конкретный чиновник оказывает нам сопротивление, я все-таки стараюсь не выводить его имя на поверхность. Мы создаем такое информационное поле, при котором он сам понимает, что еще минута и его фамилия будет озвучена. В этот момент он чаще всего говорит: «стоп». Другой вопрос, если у человека «рыльце в пушку» он понимает, что никакие угрозы не помогут. Обо всех своих проектах я заранее сообщаю и правоохранительным органам и службе безопасности. Все кому необходимо, как правило, понимают, в чем суть моей работы. Я прекрасно отдаю себе отчет, что коррупция в окончательном варианте непобедима и лжецов всегда будет достаточно, но я стараюсь, чтоб их было меньше.

Какие у вас впечатления от работы с бизнесменами нетитульной нации, пока еще существует в этом вопросе некое разделение на этнические сферы влияние, в том числе и в бизнесе. В частности, приходилось иметь дело с азербайджанцами-бизнесменами?
Знаю много бизнесменов - азербайджанцев, могу сказать, что отрицательных ощущений точно нет. С представителями азербайджанской диаспоры вести бизнес довольно приятно. Это, как правило, порядочные и открытые люди.

Бывают бизнесмены готовые поступиться интересами других людей и даже партнеров ради своей выгоды, для них свои интересы превыше всего. С представителями азербайджанской диаспоры таких вещей не случалось, те проекты, которые я с ними вел, были успешными. Не имею права называть фамилии, но поверьте это известные люди. Я вижу, как управляют бизнесом крупные азербайджанские бизнесмены, и могу сказать это суперпрофессионалы со стратегическим мышлением социально-ответственные бизнесмены. Я не вижу препятствий для сотрудничества и с удовольствием бы помогал налаживать отношения между российским и азербайджанским бизнесом и в дальнейшем.



Источник: Саадат Кадырова, - С представителями азербайджанской диаспоры вести бизнес довольно приятно // 1new.az от 23.11.2010


Комментарии:

26.11.2010 18:16:38
Толстых Павел Александрович
Саадат, Аркадий Дворкович - не советник Президента. Зачем Вы его понизили в полномочиях?))))

Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter
Время генерации страницы: 0.10305309295654