Lobbying.Ru Дымовая завеса

Дымовая завеса

В последние несколько лет мир захлестнула антитабачная истерия. Почти во всех европейских странах права курильщиков серьезно ограничены, а табачная индустрия вынуждена работать в условиях жесткого прессинга. Главный постулат борцов с курением заключается в том, что производители сигарет наживаются на здоровье потребителей. Между тем, самочувствие курильщиков на самом деле не заботит ни представителей табачной индустрии, ни борцов с ней. Антитабачное лобби состоит, как правило, из представителей крупного бизнеса, для которых каждая новая кампания — очередная пиар-акция по продвижению собственных продуктов, услуг или политических интересов.

В одном из эпизодов популярного американского сериала «Доктор Хаус» есть такая сцена. На прием к главному герою приходит пациент с жалобой на диарею. В качестве лечения доктор предлагает больному выкуривать по две сигареты в день. «Но ведь курение вредно для здоровья», — сомневается пациент. «Если бы вы знали, сколько разрешенных законом опасных для здоровья препаратов я выписываю ежедневно», — парирует Грегори Хаус.

Примечательно, что вплоть до середины прошлого века курение действительно не считалось фатально опасной для здоровья привычкой. Фундаментальных научных исследований, доказывающих вред курения, не проводилось, и производители сигарет чувствовали себя комфортно. Более того, в первой трети XX века в рекламе сигарет продвигался тезис о пользе курения. «Все больше врачей курят Camel. Они знают, что полезно для здоровья». «Хороший доктор вылечит тебя, потому что курит Camel». Таковы рекламные слоганы тех лет. В рекламе сигарет нередко использовались дети: «Это алфавит — всегда покупай Chesterfield, малыш», — гласила надпись на плакате с изображением улыбающейся молодой женщины, обнимающей маленького мальчика. О пользе курения рассказывали и оперные певцы (которые благодаря курению сохраняют свой голос), и ученые (с сигаретой им лучше думается), и даже спортсмены (которые получают дополнительный заряд энергии, затянувшись разок-другой).

В 1952 году в США вышла работа известного ученого Артура Литтла, который настаивал на том, что курение абсолютно безвредно. Позднее ученый возглавил Американское раковое общество и в своих публикациях продолжал настаивать на том, что рак вызывают генетические причины и негативное влияние окружающей среды.

ХРОНИКА ПОРАЖЕНИЯ
Свое первое поражение в американском суде табачные компании потерпели в 1960 году. Иск против производителя сигарет Lucky Strike подала вдова курильщика, умершего от рака легких. В ходе процесса присяжным предстояло ответить на три вопроса. Вызывает ли курение рак легких? Повлек ли рак легких смерть человека? И могло ли употребление сигарет Lucky Strike вызвать смерть? Несмотря на то, что присяжные положительно ответили на все три вопроса, требуемой компенсации истица так и не получила. Суд постановил: курильщик самостоятельно принимал решение о том, курить ему или нет. Однако прецедент по обвинению табачных компаний в производстве вредной продукции был создан.

В 1950—1960-е годы появился ряд исследований, в которых утверждалось, что курение опасно для здоровья. Конечно, и раньше учены предпринимали редкие попытки доказать пагубность этой привычки. Например, в 1929 году в США был опубликован статистический отчет, в котором говорилось: в тех районах страны, где больше курильщиков, больше и больных туберкулезом. Несколькими годами позже появилось исследование, связывающее курение с низкой продолжительностью жизни. Однако всерьез на результаты подобных изысканий широкая общественность обратила внимание лишь два десятилетия спустя. 60-е годы прошлого века можно считать началом зарождения мирового антитабачного лобби.

В то время табачные корпорации потерпели свое первое поражение, оказавшееся решающим и определившее все последующие взаимоотношения производителей сигарет и противников табака. На пачках сигарет впервые появляется предупредительная надпись о вреде курения — производители публично признают свой продукт опасным для здоровья. Буквально за несколько десятилетий борцам с табакокурением удалось добиться ошеломляющих результатов: уже в 1970-е и 1980-е годы в Европе и США на государственном уровне начали появляться разного рода ограничения работы табачной промышленности, включая запреты на рекламу, курение в определенных местах, стала проводиться более жесткая акцизная политика. К сожалению, столь широкомасштабное наступление на табачную индустрию едва ли можно объяснить исключительно заботой о здоровье потребителей.

БРОСАТЬ КАЖДЫЙ ДЕНЬ
«Противостояние производителей табака и противников курения началось, как только фармацевтические и страховые компании начали тратить деньги на проведение соответствующих исследований, доказывающих вред курения. Замечу, что на антитабачный лоббизм в США выделяется средств больше, чем на топливно-энергетический комплекс или автомобилестроение», — говорит руководитель Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти Павел Толстых.

Согласно официальным данным, опубликованным на сайтах конгресса и сената США, за последние 11 лет (с 1998 по 2009 год) только в Америке фарминдустрия потратила на лоббизм своих интересов более 1,7 млрд долларов. В то время как мировая табачная отрасль за тот же период «занесла» лишь 24,5 млн долларов. О том, какие средства были вложены в продвижение фармацевтической продукции в других странах, можно лишь догадываться: только в США, согласно действующему в 1946 года федеральному закону о раскрытии лоббистской деятельности, подобные данные можно без труда найти в открытых источниках.

Согласившись с вредоносностью собственного продукта несколько десятилетий назад, табачная индустрия с тех пор традиционно поддерживает все законодательные инициативы, направленные на ограничение курения. Более того, поскольку главные игроки табачного бизнеса — транснациональные корпорации, нередко запреты, введенные в одной стране, соблюдаются и на рынках других стран, даже если законодательных ограничений там пока не существует. Например, на официальных российских интернет-сайтах того или иного табачного бренда, посетителей непременно просят зарегистрироваться и прислать паспортные данные, подтверждающие факт совершеннолетия. Это требование — обычное для многих зарубежных стран, но пока не прописанное в российском законодательстве.

В своем непротивлении законодательным ограничениям табачники руководствуются не заботой о потребителях, а исключительно экономическими соображениями. Одна из самых популярных мер по борьбе с курением во всем мире — повышение акцизов. «Если государственные власти считают, что вредная привычка должна стоить потребителям больших денег, то пусть закручивают гайки и делают наш продукт нелицеприятным. Прибыль зарабатывается на нишевости продукта», — поделился с «Однако» один из представителей отрасли.

Примечательно, что антитабачная активность фармацевтических компаний не что иное, как обыкновенная конкурентная борьба. Фармацевты выпускают всевозможные препараты по борьбе с курением и антидепрессанты, которые в отдельных случаях могут быть заменителями сигарет. Прямую заинтересованность фармацевтических корпораций в непрекращающейся антитабачной кампании сегодня косвенно признают даже российские противники курения. «Фармкомпании имеют прибыль от производства лекарств, они выпускают различные препараты для лечения табачной зависимости. Я не вижу в этом ничего плохого: 90% курильщиков мечтают бросить курить, и надо им в этом помогать», — говорит зампред думского комитета по охране здоровья Николай Герасименко, главный противник курения в нашей стране. Однако почему-то из вида упускают тот факт, что подавляющее большинство антиникотиновых препаратов не лечит от табачной зависимости, а лишь помогает от нее избавиться. «Бросить курить легко, я сам бросал 100 раз», — говорил Марк Твен. Именно «бросающие по 100 раз» на самом деле и являются самыми выгодными клиентами и для табачной, и для фармацевтической промышленности.

ВЕЧНАЯ БОРЬБА
Не скупятся на деньги и страховые компании, вложившие в собственные лоббистские проекты 1,328 млрд долларов. «Страховщики являются системными противниками табака. В России это пока еще не столь очевидно, а вот в Европе и Америке один из самых популярных видов страхования — страхование жизни и здоровья. В США, где нет бесплатной медицины, страховщики несут большие убытки, оплачивая проблемы со здоровьем курильщиков. Люди, которые курят, больше болеют и быстрее умирают, и соответственно обходятся страховщикам дороже», — рассуждает Павел Толстых.

В результате именно страховые и фармацевтические компании оказываются наиболее заинтересованными в поддержании на плаву антитабачной тематики. Очевидно, что на голой пропаганде много не заработаешь. Поэтому все антитабачные инициативы непременно сопровождаются определенными законодательными ограничениями, на которых, в свою очередь, набирают очки некоторые политики. Действительно, что может быть привлекательнее широковещательных заявлений о необходимости оздоровления народа?!

Принято считать, что наиболее жесткое законодательство в отношении работы табачной отрасли действует в США. Еще в 1890 году в Америке были предприняты первые попытки ограничить потребление табака — в 26 штатах ввели запреты на покупку сигарет несовершеннолетними, а в 1910 году религиозные и общественные группы организовали Лигу защиты некурящих. Однако по-настоящему серьезные ограничения на законодательном уровне начали появляться только во второй половине XX века. Так, в 1970 году в США запретили рекламу сигарет на радио и телевидении. Однако американское законодательство сегодня является отнюдь не самым жестким в мире. В некоторых штатах и по сей день не действуют некоторые ограничения: ставший притчей во языцех запрет на курение в барах и ресторанах в большом количестве заведений общепита на самом деле является лишь личным решением владельца.

Законодательный запрет на курение в общественных местах в США и вовсе вступил в силу только с 1 января нынешнего года. Примечательно, что подобные ограничения сегодня опять же действуют не на всей территории страны: в 29 штатах запрещено курить в ресторанах, а в барах — только в 25. Например, в Северной Каролине, центре табачной промышленности, новый запрет действует с определенными ограничениями: курить в закрытых клубах по-прежнему разрешено. «Среди всех стран наиболее жесткие меры приняты только в Австралии, Канаде и Бразилии, где запрещено фактически все, что можно запретить. Кроме того, в этих странах также проводится достаточно жесткая акцизная политика», — рассказывает глава отраслевого информационного агентства «Русский табак» Максим Королев.

В Евросоюзе массовые ограничения на законодательном уровне начали вводиться с принятием в декабре 2001 года директивы Европарламента и Совета ЕС. Согласно этому документу, производителям табачных изделий, в частности, было запрещено использовать слова «легкие» и «умеренные» сигареты. Кроме того, были введены предельно допустимые нормы содержания в продукции смол, никотина и углерода, а также ограничения на рекламу. В отдельных странах, например, в Великобритании, за последние годы достаточно сильно выросли акцизы на табачную продукцию. Повышение акцизов на сигареты можно считать, пожалуй, самым прибыльным для политиков вкладом в антитабачную кампанию: и жизнь курильщикам усложняет, и бюджет наполняет. «До того как на Западе начали предпринимать серьезные меры по борьбе с курением, средний процент курильщиков находился на уровне 40. Сейчас в отдельных странах доля курящего населения опустилась до 20%», — констатирует Максим Королев. «Существует прямая зависимость количества курильщиков от размера акциза на табак. Во всех странах, где акцизы повышались в два-три раза, курить бросали 15—20%», — утверждает Николай Герасименко. Действительно, разница в цене на сигареты в разных странах оказывается весьма значительной. Например, если пачка самых популярных в России сигарет Winston стоит 31 рубль, то в отдельных странах Евросоюза она обойдется потребителю уже в 3 евро (120 рублей). А, например, в Великобритании средняя стоимость пачки и вовсе составляет 6 фунтов (около 350 рублей).

Прямая зависимость запретительных мер и снижения числа курильщиков — излюбленный аргумент антитабачного лобби во всем мире. «На самом деле прямая корреляция существует только с уровнем жизни: богатеет страна — население меньше курит и начинает думать о здоровье. А в странах с низким уровнем развития запретительные меры не приводят к результатам», — объясняет Максим Королев. В этом смысле показателен пример Японии: в 1975—1985 годах в стране фактически действовала табачная госмонополия в лице Japan Tobacco International (JTI). Соответственно никаких ограничений на государственном уровне не вводилось. Однако за это время количество курящих в стране снизилось на 20%. «Единственное, что изменилось за этот период в Японии, — уровень жизни», — констатирует Максим Королев.

Очевидно, что, несмотря на все запретительные меры, в любой стране будет оставаться определенный процент курящего населения, а, с другой стороны, их спрос будет удовлетворяться не только легальной продукцией. По этому пути сегодня развиваются рынки, например, Великобритании и Канады, где дороговизна легального продукта с лихвой компенсируется наличием контрафактной продукции. «В Канаде нелегальные сигареты изготавливаются на заводах в индейских резервациях. Причем там зачастую стоит качественное и современное оборудование — у них даже есть какие-то локальные бренды. Мы от этого, конечно, теряем, потому что легальный рынок стагнирует. Но, с другой стороны, у нас в этих регионах есть определенный сложившийся круг потребителей, и не приходится тратиться на маркетинг, продвижение новых брендов. Это просто стабильный рынок сбыта, где мы всегда можем быть уверены в получении определенного дохода», — поделился с «Однако» на условиях анонимности один из представителей табачной отрасли. Очевидно, не случайно излюбленными местами работы антитабачных лоббистов, как правило, являются именно небогатые страны. «Процесс борьбы с курением в таких странах обещает быть бесконечным, потому что от усилий антитабачного лобби никак не зависит, будет богатеть население или нет», — резюмирует Максим Королев.

КУРИТЕ НА ЗДОРОВЬЕ
Мировой табачный рынок фактически поделен между крупными транснациональными корпорациями. Однако теория «всемирного заговора» куда лучше подходит именно для антитабачного лобби. В этом смысле примечательна роль Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). В мае 2003 года на 56-й сессии Всемирной Ассамблеи здравоохранения была принята рамочная Конвенция ВОЗ по борьбе против табака. На сегодня конвенцию ратифицировали уже более 160 стран мира, включая Россию. Интересно, что к конвенции не присоединились США — не исключено, что данный факт есть прямое следствие борьбы табачного и антитабачного лобби в стране, являющейся родиной самых крупных сигаретных корпораций в мире (впрочем, в последние несколько лет власти страны очень разборчиво относятся к заключению международных договоров: так, США отказались ратифицировать Римский статут, не поставили свою подпись под Киотским протоколом).

Суть документа сводится к следующему: все страны, присоединившиеся к конвенции, должны гармонизировать национальные законодательства, предусматривающие введение значительных ограничений, касающихся распространения, рекламы и производства табачной продукции. Список этих мер не нов: предупредительные надписи на пачках о вреде курения, лимитирование рекламы табака, запрет курения в общественных местах, а также меры, направленные на повышение стоимости сигарет. Одним словом, все то, что демонстрирует активную борьбу с курением, но отнюдь не является залогом успешного результата.

«В 1999 году, когда еще только проводились первые дискуссии о конвенции, тогдашний глава ВОЗ прямо заявлял, что при разработке документа они опирались на помощь фармкомпаний. Очевидно, что ВОЗ работает в их интересах и подогревает интерес к теме по борьбе с курением псевдонаучными исследованиями», — уверен Максим Королев. Косвенным подтверждением связи ВОЗ с фармацевтами может служить недавний скандал, связанный со свиным гриппом, в ходе которого ВОЗ буквально спровоцировала мировую истерию, фактически заставив правительства многих стран закупать вакцину. После этого вопрос о целесообразности членства России в ВОЗ уже поднимался в Госдуме. Правда, пока дело ограничилось лишь заявлениями отдельных депутатов.

На фоне птичьего и свиного гриппа антитабачная тема выглядит куда более безобидно. Известно, что большую часть прибыли производители медикаментов получают именно от продажи профилактических препаратов, а не от лекарств против конкретных заболеваний, поскольку круг потребителей первых оказывается максимально широким. Антиникотиновые средства, которые практически не имеют серьезных противопоказаний, оказываются практически столь же ходовым товаром, как леденцы от боли в горле или капли от насморка.

В России антитабачная кампания начала набирать обороты лишь в 2005—2006 годах — аккурат, когда в России стали активно продвигать на рынок антиникотиновый пластырь. До этого данный препарат даже не был сертифицирован в нашей стране. Другим стимулом, вызвавшим суперактивность российских антитабачников, явились программы фонда мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга (Bloomberg Initiative). Фонд, размер которого составляет 125 млн долларов личных средств самого Блумберга, выделяет гранты на борьбу с курением в 30 странах, среди которых Китай, Индия, Индонезия, Мексика, Турция, Пакистан, Украина, Таиланд, Польша, Россия. То есть в поле зрения фонда попали именно те страны, в которых борьба с курением ведется, что называется, ни шатко, ни валко. Вот почему, например, одним из условий получения гранта является предоставление программ, предполагающих введение законодательных ограничений для табачной отрасли.

Среди российских грантополучателей фонда значатся Конфедерация обществ потребителей (КонфОП) и Лига здоровья нации. Как говорится на официальном сайте фонда, КонфОП в марте прошлого года было выделено более 594 тыс. долларов. Отметим, что это не первый грант — в феврале 2008 года КонфОП уже получил 127 тыс. долларов. Интересно, что непрекращающиеся в России дискуссии относительно внесения поправок в закон об ограничении курения также частично базируются на интересах отечественного антитабачного лобби. Речь идет, в частности, о введении запрета на курение в общественных местах (например, в барах, ресторанах, кафе). Как говорится на официальном сайте фонда Майкла Блумберга, один из грантов, выделенных КонфОПу, предполагалось израсходовать на «усиление роли КонфОПа в законодательном процессе в России». В этой связи введение законодательного запрета на курение в общественных местах оказалось бы как нельзя кстати для российских грантополучателей. Поэтому некоторые борцы с куренем настаивают на полном запрете курения в публичных местах (как принято в ряде европейских стран), возражая против деления на зоны для курящих и некурящих.

В первые годы деятельности Фонда в России среди грантополучателей на официальном сайте значился даже отечественный Минздрав. Однако после ряда публикаций в прессе ссылку убрали, что отнюдь не означает, что российские чиновники перестали иметь доступ к средствам заокеанских олигархов. «В Совете Лиги здоровья нации среди прочих значится глава Роспотреба Геннадий Онищенко, чья структура является составной частью Минздравсоцразвития, замглавы Минздравсоцразвития Любовь Глебова, сенатор Борис Шпигель. Так что формально получается, что чиновники по сей день имеют отношения к грантам Фонда Блумберга», — рассуждает Максим Королев.

«У нас, к сожалению, очень нецивилизованные олигархи, и никто из них не выделяет деньги на борьбу с курением. Государство же дает копейки. Так что надо поклониться людям, которые занимаются этой борьбой. А то большинство у нас идеализирует табачные компании, якобы, они белые и пушистые, а антитабачники их все время травят», — горячится Николай Герасименко. Действительно, формально, нет никакого криминала в том, чтобы тот же КонфОП на деньги зарубежных грантов рассказывал россиянам о том, что курить плохо. Только вот задача перед грантополучателями стоит иная: претендовать на грант могут, в частности, те организации, которые способны повлиять на изменение законодательства в своей стране. Например, прошедшее в России повышение акцизных ставок на табак на 41% с 1 января 2010 года вполне может пойти в зачет антитабачникам. «Мы действительно получаем помощь на борьбу с табаком, и такая помощь выделяется более чем в 30 странах мира. Но при этом КонфОП всегда говорил о том, что акцизы должны расти, мы также всегда выступали и за картинки, иллюстрирующие вред от курения, на пачках сигарет, и за то, чтобы производители полностью раскрывали информацию о товаре», — говорит президент КонфОП Дмитрий Янин.

Все противоборствующие стороны, по сути, заинтересованы в том, чтобы ряды курильщиков постоянно пополнялись. Разве что позиция табачных корпораций выглядит более честной, хотя и несколько прямолинейной: пока есть курильщики, есть кому продавать свою продукцию. А представители антитабачного лобби, напротив, прикрываясь благородной идеей оздоровления народов, заинтересованы в курящих потребителях ничуть не меньше: иначе кому продавать антиникотиновые препараты и для кого писать законы по ограничению потребления табака?

ЗА РУБЕЖОМ
Список законодательных ограничений, направленных на сокращение числа курильщиков, в большинстве стран, активно участвующих в антитабачной кампании, почти одинаков. Как правило, речь идет о запрете на рекламу сигарет, повышении акцизов, запрете на курение в общественных местах, сокращении точек продаж. Однако власти каждой страны подходят к практической реализации данных мер с разной долей фанатизма. Первой страной, взявшей курс на полный отказ от курения, стала Финляндия, власти которой вознамерились к 2040 году полностью победить все виды никотиновой зависимости. Сегодня в Финляндии осталось от силы 10% гостиничных номеров, где разрешено курить, пачка сигарет стоит более 4 евро, работникам, добровольно отказавшимся от курения, руководители предприятий выплачивают премии. С начала этого года вступил в силу запрет на курение в автомобилях, где находятся несовершеннолетние, кроме того, сигареты вовсе убрали с прилавков магазинов — желающим приобрести данный товар приходится обращаться лично к продавцу.

Аналогичные меры действуют в Норвегии, где с начала этого года сигареты убрали под прилавки, а стоимость одной пачки составляет уже 12—13 долларов. Среди других стран, где данные меры уже действуют, либо вступят в силу в ближайшее время — Великобритания, Исландия, Таиланд, Канада, Автралия и Новая Зеландия. На днях в Великобритании прошло обсуждение вовсе радикальной меры: власти страны предлагают производителям сигарет полностью отказаться от брендирования продукции и упаковывать товар в простые белые картонные коробки.

Первой страной, где законодательно было запрещено курение в общественных местах, стала Ирландия, где эта мера действует с марта 2004 года. Причем к ее соблюдению относятся очень серьезно: несколько лет назад был оштрафован таксист, куривший в собственной машине, которая была припаркована, а пассажиров в ней не было. Бедняге пришлось заплатить 550 евро за свою провинность. Аутсайдером среди европейских стран неожиданно оказалась Германия, где запреты на курение в общественных местах действуют только в половине федеральных земель. Дело в том, в 1930—1940-е годы борьбой с курением был сильно озабочен Адольф Гитлер. Не самые приятные исторические аналогии напрашиваются сами собой.

На этом фоне российское антитабачное законодательство выглядит вполне либерально. До сих пор в нашей стране разрешена реклама сигарет в метро, необходимость создания в ресторанах курящих и некурящих зон по-прежнему обсуждается, а уж представить себе отечественных работодателей, в массовом порядке премирующих работника за отказ от курения, можно только в самых смелых мечтах.



Источник: Ремнева Кира, "Дымовая завеса"// Журнал "Однако" №6 (22) за 22.02.2010


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter
Время генерации страницы: 0.26060509681702