Lobbying.Ru Карта бита

Карта бита

На банковском рынке разворачивается сражение за место оператора создаваемой национальной платежной системы. Цена вопроса — 120 млрд рублей прибыли ежегодно. Выгоду от работы с этими деньгами получат Сбербанк или ВЭБ. Однако и населению, и частным банкам проект пока абсолютно неинтересен.

В ближайшее время Госдума должна рассмотреть законопроект «О национальной платежной системе». Согласно распоряжению президента, его планировалось представить депутатам к 1 февраля. Но в правительстве не успели согласовать всевозможные исправления. Документ переписывался неоднократно. Вероятно, идея так и осталась бы в теории, но вопросом создания национальной платежной системы (НПС) всерьез озаботился лично Дмитрий Медведев. В конце прошлого года на заседании Госсовета президент прямо заявил о необходимости «создать национальную платежную систему и обеспечить развитие условий для участия в ней всем банкам». Именно на основе НПС «должна быть в ближайшее время организована выдача социальных карт гражданам страны».

ПОПЫТКА НОМЕР…
Идея НПС ненова. Первые попытки создания в России национальной платежной системы были предприняты еще в 1993 году. В тот момент это было «решение сверху». Тогда на средства, выделенные по программе TACIS (программа Европейского союза по содействию ускорению процесса экономических реформ в странах СНГ) за разработку концепции такой системы взялся Банк России. На финансирование проекта предполагалось затратить всего 5 млн долларов. Однако дальше создания общей концепции платежной системы дело не продвинулось.

В 1990-е годы появилась первая отечественная «Юнион Кард», на базе которой братья Наумовы рассчитывали запустить национальную платежную систему. Кроме них, этим вопросом занимались Олег Бойко, предлагавший строить НПС на базе «Олби-Дипломат», а также Александр Смоленский, создатель банка «СБС-Агро», рассчитывавший использовать для этого «СТБ-карт». Однако банк не смог пережить кризис 1998 года, и проект был благополучно забыт. Правда, в 2002 году «СТБ-карт» все же заключила соглашение о взаимном открытии сетей с платежной системой «Юнион Кард», что позволило Банку России заявить о том, что сделан первый шаг к созданию НПС. Но уже на следующий год, после того как «СТБ-карт» был куплен Росбанком, проект вновь похоронили.

Едва ли не самая успешная попытка реализации НПС была предпринята в 1997 году. Одни из крупнейших на тот момент российских банков — «ОНЭКСИМ БАНК» и «Мост-Банк» объявили о создании альянса на рынке пластиковых карт. По прогнозам аналитиков, этот дуэт смог бы контролировать до трети всего отечественного рынка пластика. Через год между партнерами возник серьезный конфликт, с взаимными обвинениями и заявлениями в прокуратуру. В 2005 году за дело создания НПС вновь взялся ЦБ, который заявил, что общенациональная платежная система будет создаваться на базе существующей системы Сбербанка — «Сберкарт». Госбанк даже пошел на то, чтобы в 2008 году переименовать свою систему в «Объединенную российскую платежную систему» (ОРПС), для привлечения большего числа банков-участников. Но и в этот раз дальше пилотных проектов дело не пошло. «Создание национальной платежной системы не увенчалось успехом, поскольку ни рынок, ни государство к таким проектам готово не было. Постоянно что-то случалось: конфликты между участниками альянсов, кризисы, слияния и поглощения, а затем вмешательство Сбербанка, которое привело к снижению активности рынка по данному направлению», — объясняет Игорь Чесноков, руководитель отдела аналитики ИА «Интегрум».

Неудивительно, что в настоящий момент на российском рынке пластиковых карт доминируют две крупнейшие международные платежные системы — Visa и MasterCard, на их долю приходится более 85% отечественного рынка. Оставшуюся часть контролируют несколько мелких отечественных систем, крупнейшие из которых «ОРПС» и «Золотая корона», которые удерживают соответственно по 3 и 5%. Кроме того, в России представлены American Express и Diners Club, а также менее крупные российские, например, «Объединенная платежная система». Всего в нашей стране насчитывается до двадцати внутренних платежных систем. Но конкурировать с лидерами никто из них не в состоянии. Для сравнения: на 1 сентября прошлого года Сбербанк выпустил около 35,4 млн карт, при этом на собственную систему — ОРПС пришлось не более 3,5 млн, то есть всего около 10%.

КОСА НА КАМЕНЬ
Сложившаяся ситуация тормозит анонсированную Дмитрием Медведевым программу выдачи социальных карт. Планируется, что все население страны получит специальную карту с микропроцессором, на которой будет записана вся информация о ее владельце. Карту можно будет использовать и как обычную банковскую («навесив» на нее дополнительные приложения). Но основное ее назначение в том, что, помимо традиционных операций (зачисления пенсий, пособий, зарплаты, снятия наличных и так далее), она должна стать удостоверением личности, инструментом доступа к социальным и государственным услугам, которые могут быть оплачены с ее помощью. Именно для нормальной работы системы социальных карт государству необходима собственная НПС, поскольку передавать практически полную информацию о гражданах страны в руки иностранных компаний никто не хочет.

Для этих целей властям и необходим закон «О национальной платежной системе». Его окончательная редакция существенно мягче той, которая была представлена для обсуждения изначально, будет рассмотрена Госдумой. Например, ранее предполагалось, что участие банков в НПС станет обязательным. Сказать, что это требование шокировало банкиров — не сказать ничего. Ведь для того чтобы перейти на новую систему, игрокам пришлось бы понести непомерные дополнительные расходы. Во-первых, непосредственная стоимость самой карты. Руководитель отдела пластиковых карт одного из крупнейших банков страны в частной беседе рассказал «Однако», что изготовление одной карты с предполагаемым функционалом обойдется в 4 евро. Учитывая, что требуется охватить сразу все население, таких карт необходимо около 120 млн, плюс ежегодно изготавливать несколько десятков тысяч дополнительных. То есть цена вопроса простой эмиссии карт составит порядка полумиллиарда евро. Во-вторых, основное требование к НПС — ее карты должны приниматься в любом уголке страны, иначе она не будет «национальной». Соответственно, по самым приблизительным подсчетам, необходимо оснастить платежными терминалами не менее 250 тыс. торговых точек. То есть только на создание инфраструктуры может уйти до 250 млн долларов. Кроме того, не стоит забывать о необходимости приобретения сертификатов на пользование НПС, адаптации существующего банковского оборудования, программного обеспечения и т. д.

Неудивительно, что АРБ и ее президент Гарегин Тосунян встали насмерть против столь резких перемен. Негативный отзыв законопроект получил и от главы Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игоря Артемьева. В результате финальный вариант документа снял основные претензии банковского сообщества. Участие банков в НПС будет осуществляться исключительно на добровольных началах. Однако это не коснулось кредитных организаций, эмитирующих социальные карты (сегодня это Сбербанк, Банк Москвы и «Уралсиб»), для которых национальная платежная система будет обязаловкой. Кроме того, урегулирован вопрос взаимодействия НПС и международных платежных систем. Ранее предполагалось, что отечественная платежная система должна стать конкурентом Visa и MasterCard. Разработчики законопроекта требовали, чтобы НПС строилась исключительно на российских платежных системах. В последней редакции закона указывается, что любые платежные карты будут отнесены к национальной системе после их присоединения к ее правилам и нанесения на них знака национальной платежной системы. То есть при обращении на территории России карта будет относиться к НПС, а за рубежом станет функционировать как карта международной системы.

ЧЬЯ ВОЗЬМЕТ?
До недавнего времени предполагалось, что оператором системы станет Сбербанк, который обладает наибольшим числом отделений по всей стране и опытом разработки и обслуживания собственной платежной системы. Однако позднее появился новый претендент на роль оператора — Внешэкономбанк. Как заявил Владимир Дмитриев, глава ВЭБа, возглавляемая им госкорпорация готова стать оператором национальной системы платежных карт. Причем ВЭБ в состоянии выполнить все подготовительные процедуры в один год. Создавать НПС Владимир Дмитриев планирует на базе 42 тыс. отделений «Почты России», которые можно переоборудовать в отделения «Почта-банка» с помощью недавно приобретенного ВЭБом «Связь-банка». Больше всего удивился этому заявлению глава Минфина (ведомства, готовившего законопроект о НПС) Алексей Кудрин. «Дмитриев высказал спорные и неверные подходы к созданию национальной платежной системы», — заявил он.

Когда Владимир Дмитриев озвучил свои расчеты относительно уровня ежегодного комиссионного дохода оператора НПС — порядка 120 млрд рублей, стало понятно, что ничего невозможного нет. «С точки зрения суммарных вложений в данную сферу деятельности, для ВЭБа такой проект, очевидно, по силам. Тем более при возможной дополнительной поддержке государства. С точки зрения сроков реализации этой программы, создание дополнительных офисов также не представляется технически сложным процессом, принимая во внимание предлагаемое ВЭБом участие в проекте Почты России», — отметил Александр Осин, главный экономист УК «Финам Менеджмент». По подсчетам эксперта, с учетом стоимости создания и функционирования допофисов на уровне 50—70 тыс. долларов в год, а также емкости рынка НПС, составляющую порядка 120 млрд рублей в год, окупаемость данного проекта составит порядка 1—2 лет.
Несмотря на то что Сбербанк выглядит в этой гонке явным фаворитом, к нему есть масса вопросов. Как отмечает Сергей Моисеев, ответственный секретарь комиссии РСПП по банкам и банковской деятельности, ведущему банку страны хватает своих технических проблем. Если дебетовые карты относительно неплохо обслуживаются через разветвленную сеть банкоматов, то с централизованным ведением клиентских счетов дело обстоит куда хуже. Клиент не может проводить операции по своему счету из любого места, поскольку приписан к конкретному отделению. Без универсального обслуживания через любую точку Сбербанка полноценной карты национального масштаба не получится. С другой стороны, ВЭБу еще только предстоит реализовать свои масштабные планы в превращении почтовых отделений в банковские. Кроме того, у госкорпорации отсутствует наработанный опыт организации розничного бизнеса, который есть у Сбербанка. Да, этот опыт не всегда положительный, но зато многолетний.

РАЗЫСКИВАЮТСЯ ПАРТНЕРЫ
Чтобы стать по-настоящему национальной (следовательно, массовой), отечественная платежная система должна охватить как можно большее число игроков. Однако банкиры предпочитают держаться от реформы на почтительном расстоянии. Чаще всего на вопрос о том, интересна ли подобная система банкирам и будут ли они подключаться к ней после ее создания, звучат слова о том, что большинству банков НПС безразлична. Вопрос с подключением они будут рассматривать только тогда, когда в их распоряжении окажется разработанная оператором НПС тарифная линейка, то есть станет возможным подсчитать экономический эффект. Как комментирует Игорь Чесноков, государство сейчас готово к созданию НПС в большей степени, чем сам рынок.

Завлечь банки и торговые точки в систему можно двумя путями: используя административный ресурс или предлагая более выгодные условия, по сравнению с международными платежными системами. Первый вариант в кризис не очень подходит — частный бизнес может не выдержать дополнительных гос­обязательств. Пойти по второму пути можно, предлагая более мягкие тарифы за проведение расчетов. Сегодня далеко не все торговые точки (и даже крупные розничные сети, вроде «Ашана») принимают к оплате банковские карты. Торговцы не желают оплачивать из своего кармана комиссии платежным системам. В основном этот подход свойственен магазинам с дешевым ассортиментом, у которых расчеты по банковским картам могут съесть всю прибыль. Дело в том, что от суммы покупки, совершенной при помощи пластиковой карты, банк-эквайер (устанавливающий и обслуживающий оборудование по приему платежей) взимает с торговой точки определенную плату, которая составляет от 1,8 до 2,5%. Комиссия делится между банком-эквайером и банком — эмитентом пластиковой карты, с помощью которой была оплачена покупка. А платежная система получает свои комиссионные за обслуживание расчетов между ними. Таким образом, в рамках НПС следует серьезно проработать вопрос тарификации для того, чтобы и торговые точки, и банки были заинтересованы в работе с «пластиком» именно этой системы.

Но создать компромиссную сетку непросто. Ведь недостаточно высокий процент для эквайеров привлечет к сотрудничеству торговые точки, но отпугнет банки. В условиях кризиса инвестировать в недоходный проект они не захотят. К тому же не очень понятно, как будет выглядеть банковская система страны в принципе. «Без изменения экономических условий в стране, создание национальной платежной системы представляется делом рискованным, поскольку финансовая сфера находится в хрупком равновесии: в 2010 году, по мнению эксперта, может прокатиться волна банковских банкротств», — полагает Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений.

Тем не менее, учитывая, что идея создания НПС фактически находится под личным контролем президента страны, можно предположить: несмотря на перечисленные сложности, она все равно будет создана. Скорее всего, произойдет это на базе существующих наработок Сбербанка. Если планы по обеспечению карточками всего населения страны воплотятся в жизнь, к НПС волей-неволей будет вынужден подключиться большинство банков. Но, скорее всего, их участие в процессе будет номинальным. По крайней мере, несколько ближайших лет. На практике это будет означать, что НПС останется преимущественно социальной картой, с весьма ограниченным банковским функционалом. Максимум, что будут делать банки, — перечислять на нее зарплаты чиновникам. Ни о каких кредитных продуктах в обозримом будущем речь не идет. За пять лет при наличии удачной тарифной сетки НПС удастся достигнуть лишь уровня обычной дебетовой карты. Значит, упоминание о конкуренции с той же Visa — не более чем PR-ход. Карты населению, конечно, раздадут, но активно пользоваться ими никто не станет. Да и возможностей применить пластик у желающих почти не будет. Получается, население получит очередную карту, которая осядет в бумажниках или в домашних ящиках рядом с ИНН и пенсионным свидетельством. Расплачиваться же граждане чаще будут либо по старинке, либо пользуясь услугами международных платежных систем.

 ОПЫТ
Крупнейшие международные платежные системы — Visa и MasterCard создавались отнюдь не по политической воле, а силами непосредственных участников рынка. Так, в 1958 году Bank of America начал эмитировать платежные карты. C ростом популярности карт банка для их поддержки была учреждена отдельная организация BankAmericard Service Corporation, в которой сосредоточились все операции с пластиком, и которая начала продавать лицензии на выпуск карточек другим банкам. В 1976 году эта структура получила имя Visa. По своему статусу это была ассоциация, членами которой становились банки. В октябре 2007 года как отдельное юридическое лицо учреждена корпорация Visa Inc. Система MasterCard была основана в 1966 году, в результате соглашения между несколькими американскими банками об образовании ассоциации Interbank Card Association. Современное название платежная система получила в 1979 году. В 1968 году было подписано соглашение и с европейской системой Eurocard, положившее начало стратегическому партнерству между ассоциациями MasterCard International и Europay International.

НЕДОСТАТКИ
Начиная с 2000 года российскими банками было выпущено более 120 миллионов платежных карт, а число банкоматов и электронных терминалов за этот период увеличилось соответственно в 10 и 8,5 раза. Но в масштабах нашей страны этот показатель мизерный. По данным Центробанка, число банкоматов (из расчета на 1 млн человек) у нас в два раза ниже, чем во Франции, в 2,5 раза ниже, чем в Великобритании, в 3,5 раза меньше, чем в США и Португалии. По количеству платежных терминалов (немногим более 1800 на 1 млн человек) мы в 2,8 раза проигрываем, например, Польше. Наш показатель составляет примерно 7—8% от аналогичного по Великобритании.

И по количеству карт мы далеко не «впереди планеты всей». Если в Штатах на одного жителя страны в среднем приходится более пяти карт, то в России этот показатель недотягивает до единицы. При этом подавляющее большинство карт в стране — более 90% — дебетовые (зарплатные). На непосредственно кредитки приходится всего около 9% рынка. Неудивительно, что в структуре операций по картам, совершенных физическими лицами, почти 95% приходится на получение наличных и лишь чуть более 5% — на оплату товаров и услуг (на одну карту в среднем приходится не более пяти таких операций в год). Наконец, доля карт в объеме всех платежей (включая снятие наличных) в стране — всего 19,4%.

СВОЯ РУБАШКА
Самый яркий пример заинтересованности государства в НПС — Китай. China UnionPay (CUP) — национальная платежная систем КНР, была учреждена в 2002 году как межбанковская ассоциация банков Китая по инициативе Госсовета и Центрального банка КНР. Уже в 2009 году в обращении находилось более 1,5 млрд пластиковых карт, которые обслуживались в более чем 1,5 млн POS — терминалов и банкоматов. При этом CUP активно продвигается по всему миру. Начав с Юго-Восточной Азии, в настоящий момент платежные карты этой системы принимаются в США, Германии, Франции, Японии и даже в России.

Интересен опыт ирландских банков, которые в конце 1990-х годов запустили свою НПС (карту Laser), которая, в отличие от китайского собрата, обращается исключительно на территории страны. Laser управляется компанией Laser Services Ltd., владельцами которой являются семь крупнейших финансовых организаций Ирландии. Сегодня можно сказать, что эксперимент прошел успешно. В стране с населением около 4,6 млн человек выпущено порядка 3 млн своих карт. При этом Visa и MasterCard также эмитируются ирландскими банками, но, как правило, они необходимы только тем клиентам, которые выезжают за рубеж. Таким образом, практически все транзакционные доходы остаются внутри страны.

Существуют примеры неудачных попыток регулировать этот рынок на государственном уровне. Так, Резервный банк Австралии в 2003—2008 годах решил подрегулировать стоимость проведения электронных платежей в пользу национальных операторов. Эта политика обернулась полным провалом, после чего преференции национальным операторам были отменены. Создать свою государственную систему электронных платежей пытались и в США, где была организована Автоматизированная клиринговая палата. Но в настоящий момент она в основном обслуживает лишь крупные межбанковские переводы. Показателен опыт Франции: банки страны долгое время держались за автономную платежную систему Carte Blue, но в итоге совместили ее с Visa.



Источник: Бжерзинский Дмитрий, "Карта бита"// Журнал "Однако" №6 (22) за 22.02.2010


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter
Время генерации страницы: 0.10430288314819