Lobbying.Ru О лоббизмеПубликации о лоббизме и Government RelationsЛоббизм и Government RelationsДворкович Михаил, Председатель Совета директоров Коммуникационной группы "ПРЕСС ХОЛЛ"

Дворкович Михаил, Председатель Совета директоров Коммуникационной группы "ПРЕСС ХОЛЛ"

Дворкович Михаил (на фото), Председатель Совета директоров Коммуникационной группы "ПРЕСС ХОЛЛ"

Российский профессиональный портал о лоббизме и GR Lobbying.ru продолжает публиковать выдержки из интервью с самыми известными специалистами в области связей с органами государственной власти. Итогом этой работы будет книга «Мой путь в GR: интервью с самыми известными специалистами по связям с органами государственной власти», издание которой запланировано на 2010 год.

По мнению Михаила Дворковича, лоббист - это коммуникабельный человек, умеющий правильно говорить по-русски, формулировать свои мысли, анализировать информационное поле, ситуацию в экономике, политике и мире. Также, это человек, который умеет правильно себя вести в любом обществе, способен написать грамотно текст, понятный чиновнику, и знает логистику принятия решений в органах государственной власти.
Михаил Дворкович именует себя проектным менеджером, и рассказывает, как выстраивался путь его профессионального развития в области PR и GR.

Работаю с 13 лет. Занимался сначала совсем простыми вещами. В начале 90-х, когда появились на улице коммерческие киоски, и открылся Макдоналдс, появилась куча соблазнов. Иностранные жвачки, на которые мы раньше молились, вдруг неожиданно стали доступны, а брать у родителей деньги я не хотел. У меня они не много зарабатывали. Мама работала инженером-проектировщиком со стандартной зарплатой в 120 рублей. Папа занимался шахматами, был международным шахматным арбитром. И там тоже не было таких заработков, которые позволяли бы жить выше среднего уровня в нашей стране. Поэтому как у ребенка, росшего в обычной семье, у меня были карманные деньги, которые были равны стоимости завтрака в школе. Все дети моего возраста в то время хотели зарабатывать себе на жвачки. Первая моя работа была в Лужниках. Я вытирал столики в кафе. Зарабатывал копейки, но этих денег хватало на жвачки и все остальное. Потом я стал помогать на рынке в продаже костюмов, и здесь уже был процент от продажи.

Мне было 15 лет, когда я переехал в другой район, и познакомился с соседом, который позвал меня на экскурсию в отдел вычислительной техники Политехнического музея. Я пришел туда, и увидел все виды вычислительной техники, начиная от древних счетов и заканчивая современными компьютерами. Это был 1993 год. В то время в Москве купить персональный компьютер, тем более IBM, было почти невозможно. А если и покупать, то стоил он около 1500 тысяч долларов - очень дорого для того времени. На базе отдела действовала фирма по продаже  компьютеров. Меня пригласили в эту фирму консультантом. Расчет руководителя фирмы был прост: если подростки являются консультантами по продаже, взрослые люди им верят больше. Также мы консультировали экскурсионные группы из школьников, которые в субботу и воскресенье приводили в музей родителей, и покупали компьютеры. Это была моя первая сознательная работа, которая мне дала самое главное – коммуникабельность. Я научился общаться с людьми и продавать людям товар, а это значит, я научился продавать и идею.

В какой-то момент стало ясно, что продавать компьютеры просто так не очень хорошо. Потому что человек приходит домой, садится за компьютер, и не знает, что с ним делать. Сначала мы выпустили пособие для «чайников», а потом я предложил директору нашей фирмы вести для детей курсы общей компьютерной грамотности. Курсы позволили мне приобрести второй важный навык – умение убеждать. Потом эти курсы переросли в  центры на базе детских оздоровительных лагерей, куда мы с друзьями вывозили детей на лето, где они уже учились всем видам компьютерной грамотности.

Так как я в свое время параллельно занимался в театральной студии, мне захотелось дальше в этом развиваться, я поступил в Академию Натальи Нестеровой на факультет кинорежиссуры. Это дало возможность научиться писать правильные сценарии развития событий и планировать акции, появилась креативность.

В 1999 году разрабатывалась программа социально-экономического развития страны. Мой брат Аркадий Дворкович в этом активно работал, а я наблюдал со стороны весь процесс создания программы, иногда принимал участие в переговорах, и уже тогда начал примерно понимать, как дальше будет развиваться страна. В то время я уже семь лет плотно занимался информационными технологиями, и в 2000 году попал в Министерство экономического развития и торговли в департамент информационных технологий. Тогда министерство было только создано.  Потом очень быстро получилось так, что я оказался единственным, кто умеет делать Интернет-сайты, а Герман Греф, тогдашний министр, был первым, кто распорядился создать сайт министерства. Это поручили мне. Я очень быстро понял, что для того чтобы создать качественный сайт, находиться только в департаменте информационных технологий было недостаточно, и я перешел на работу в департамент общественных связей, где по приказу министра была создана специальная группа, которую я возглавил. Так мы создали сайт. Дополнительно я стал заниматься пиаром нескольких направлений в министерстве.

Также я делал в министерстве все мультимедийные презентации к докладам министра и заместителям министра. В процессе работы я научился систематизировать материал.

Тогда это тоже было ноу-хау, которое ввел Герман Греф. В зале заседания правительства поставили большой экран, каждому министру выдали ноутбук, и каждый свой доклад Греф сопровождал презентацией. Почему? Была такая фраза с его стороны на совещании по подготовке докладов: «Поймите, министры, они как дети. Им надо все разжевать. Когда я говорю в слух, они засыпают, поэтому им нужны картинки. На картинках все должно быть предельно понятно».  По сути, я брал большой материал на триста с лишним страниц, вычитывал текст, понимал основное содержание, выстраивал схему, согласовывал с профильным департаментом, и делал презентацию. Потом из логики структуры презентации вырастал доклад. Когда Герман Оскарович узнал, что мы именно так готовили доклады, был большой скандал, так как традиционно пишется сначала доклад, а потом формируется презентация. Но иногда доклад пишется так, что его очень сложно адекватно визуализировать, что для Грефа было главным. В отличие от министра, Андрей Шаронов, который тогда был заместителем министра, брал презентацию, которую я делал, оставлял на материале презентации свои заметки, и с этим блестяще выступал, так как наработал ораторские навыки во время работы в комсомольской организации.

Побочным эффектом составления презентаций была необходимость присутствия на всех заседаниях правительства. Я на протяжении трех лет посещал все заседания правительства Российской Федерации. Соответственно, в курилке я перезнакомился со всеми министрами нашего правительства того времени. И не только с министрами, но и с заместителями министров, с некоторыми губернаторами. Здесь мне помогла коммуникабельность и фамилия. Но я, разумеется, не бежал, и не говорил: «Здравствуйте, я брат Аркадия Дворковича», который в то время был уже заместителем министра и известен. Просто где-то разговорился в курилке на определенную тему, аккуратно пристроился к группе людей, которые разговаривали, и высказал свое мнение. В дальнейшем мне это очень сильно помогло. Со мной здоровались, меня начали узнавать на конференциях, форумах, совещаниях. Меня стали знать. Более того, уже последний год я делал презентации не только для Г.Грефа, но и для А.Кудрина, и других министров, потому что в других министерствах к тому времени еще никто не научился делать презентации.

Со временем мне удалось понять образ мыслей министров, который во многом отличается как от образа мыслей заместителей министра, так и от образа мыслей министерства в целом. Я расскажу одну историю о том, что такое лоббизм на высочайшем уровне. Это был 2002 год. Одно из министерств подготовило программу развития реформы одного из крупных государственных предприятий, и вынесло это на заседание правительства.  Все знали, что мнение Г.Грефа на заседании правительства – одно из ключевых. Если он поддержит реформу, то она пройдет. А реформа была спорная.  И один из министров попросил Г.Грефа провести предварительные слушания ровно за день до заседания правительства. Все собрались в Центре стратегических разработок, выслушали доклад о реформе, по окончании которого Герман Оскарович в пух и прах разнес реформу. И вдруг на следующий день на заседании правительства министр полностью поддерживает реформу.

Потом уже в процессе реформы все негативные факторы, которые были разнесены на предварительном слушании, были устранены. Если бы правительство поручило в тот день учесть все замечания и все переделать, то на это ушло еще бы несколько месяцев, за которые госпредприятие могло просто ликвидироваться. Но за счет того, что представители профильного  министерства убедили Г.Грефа, реформа с поправками, но была реализована.

Второй пример, это когда из четырех национальных проектов, которые были оглашены, одного еще за неделю до объявления не было. И третий пример, который у всех на виду, это когда в процессе очередной административной реформы было создано Министерство транспорта и связи, а Министерство связи и информационных технологий было ликвидировано путем слияния с Минтрансом. Министром транспорта и связи был назначен Игорь Левитин, и уже через короткое время эти министерства разделились. Я могу сказать, что в тот момент, когда принималось решение о разделении этого министерства опять на два, И.Левитина не было в Москве. Он узнал о том, что он опять министр транспорта во время полета в Москву. Вот это уровень лоббизма высочайшего уровня.

Параллельно я познакомился с департаментом правительственной информации, и с его тогдашним руководителем Алексеем Горшковым, который сейчас возглавляет отдел политики в «Интерфаксе», и с Алексеем Волиным, который тогда был заместителем руководителя аппарата правительства, а когда-то руководителем пресс-службы президента. Алексей Волин, один из сильнейших пиарщиков в нашей стране, очень многому меня научил. Я часто называю его своим учителем, и надеюсь, что он не обижается на меня за это.

Пройдя все это, я понял, что устал работать в министерстве по нескольким причинам. Во-первых, тогда еще были совершенно другие заработные платы. Я получал около двух тысяч рублей. Во-вторых, у меня очень сильно испортилось зрение в связи с работой за компьютером по 18 часов в сутки. И, наконец, я тогда уже задумывал жениться, и понимал, что не прокормлю семью на эти деньги. И моим решением было пойти работать в частную компанию. Это решение было сложным. Любому чиновнику психологически сложно уволиться, потому что он теряет масштаб деятельности. На госслужбе чиновник смотрит в бумагу, которая касается сорока трех миллионов человек, и вдруг приходит на работу, где масштаб реформ совсем другой. Становится скучно и не интересно.

Этот сложный переломный период у меня прошел легче по причине того, что сначала я стал на несколько месяцев директором Академии народного хозяйства, где ректором только-только стал Владимир Александрович Мау. Но меня скоро «съел» ректорат, который состоял из совершенно другого поколения, и он не понял этого решения Владимира Александровича.

Потом я оказался в консалтинговой компании, которая занималась лоббированием. Далее я стал помощником одного из депутатов, который на данный момент является председателем одного из Комитетов Государственной Думы. Но до того как стать депутатом, он долгое время был замминистра атомной энергетики. Выяснилось, что его круг знакомств примерно совпадает с моим кругом. Уже через полгода я наладил плотные отношения с Министерством связи и информационных технологий, и начал помогать министерству взаимодействовать с Госдумой  на неофициальной основе. Очень важно, когда взаимодействие идет не в рабочем порядке, вне регламента, и есть возможность лучше понять мысли исполнительного и законодательного органа власти относительно нормативного акта.

Какое-то время я участвовал в создании федеральных целевых программ «Электронная Россия», и потом возглавлял пресс-центр «ЭР». После чего опять вернулся в Думу. Один из думских проектов привел меня к знакомству с руководством «МДМ-Банка», и мне предложили поработать в банке в области взаимодействия с органами власти. Я там проработал в департаменте государственных программ начальником управления специальных проектов в должности вице-президента. Потом опять вернулся в Госдуму.

После «МДМ-Банка» мне уже не хотелось заниматься GR, да и должность моего брата не позволяла проявлять активность  в этом направлении, хотя изначально мы и договорились с Аркадием, что решения, которые я лоббирую, пусть и совершенно цивилизованным путем, не должны касаться его сферы деятельности. Тогда ко мне поступило предложение от Сергея Полонского возглавить департамент общественных связей «Mirax Group». Я провел там два совершенно увлекательных года, за которые нам удалось сделать «Мirax Group» достаточно известной компанией. Отмечу, что мой тогдашний руководитель Сергей Полонский - гениальный и честнейший человек, который говорит то, что думает, и лучший менеджер из тех, с кем мне довелось поработать.

Я не ставил перед собой цели долго работать в одном месте. Я – проектный менеджер, придумываю проекты, а осуществлять их не умею. Уходя из «Mirax Group» в январе 2008 года, я в голове прорабатывал проект создания некоего помещения, в котором бы собрались специалисты всех видов коммуникаций.  Я положил это на бумагу, и в настоящий момент мы занимаемся созданием моей мечты. В марте 2009 года у нас откроется помещение, которое будет называться «ПРЕССПУБЛИКА», и в котором будут существовать одновременно несколько направлений деятельности - пресс-центр для проведения мероприятий, журналистский клуб, в который будут приниматься профессиональные журналисты, и региональный информационный центр.  Это будет такое место, где регионы смогут получить помощь по взаимодействию с инвесторами, правильно подготовить свои презентации для инвесторов, выстроить инвестиционное законодательство, получить доступ к федеральным органам власти, минуя кипу бумаг, а инвесторы получат здесь консультации по взаимодействию с федеральными, региональными, муниципальными органами власти по вопросу своей деятельности на территории нашей страны. И все это позволит показать первый пример открытого, абсолютно цивилизованного лоббизма. Такого нет в России точно, и вряд ли существует где-то в мире. Я надеюсь, что реализованный проект будет прекрасным примером.

См. также в этой связи:
Интервью с Калинским Олегом Игоревичем, председателем совета директоров компании "Алкоа металлург рус".




Источник: Толмачева Ирина, Lobbying.ru


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter
Время генерации страницы: 0.10454988479614