Есть ли у страны шанс обуздать рейдеров?

Депутаты уверены в невиновности Владимира Некрасова

В  «Парламентской газете» состоялся «круглый стол» на актуальную и злободневную тему: «Государственная политика противодействия рейдерству: проблемы и способы решения».
По острым проблемам рейдерства в стране высказались: заместитель председателя Комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков (фракция «Справедливая Россия»),
член Комитета Госдумы по науке и наукоёмким технологиям Виктор Нефедов (фракция «Единая Россия»), член Комитета Госдумы по Регламенту и организации работы Государственной Думы Алексей Пономарёв (фракция КП РФ) и независимый политолог Леонид Радзиховский. В итоге получился откровенный и острый разговор о пробелах нашего антирейдерского законодательства и о фактически системном кризисе в части защиты предпринимательской собственности.


ПГ: В качестве информационного повода — последний случай с «Арбат Престижем», владелец которого Владимир Некрасов был арестован. Хотелось бы услышать мнение наших гостей по поводу этого дела.

Алексей Пономарёв

По поводу ареста Некрасова: для меня совершенно непонятно, на каком основании арестовывают этого человека. Следственные органы говорят лишь о том, что Некрасов как бы не платил налоги. При этом сама суть обвинения в том, что существуют некие три компании, которые вроде бы не оплатили налоги в размере 49 миллионов рублей, тогда как годовой оборот «Арбат Престижа» составляет в пределах полутора миллиарда рублей и сам он налоги платит исправно. С точки зрения логики это не увязывается, и сразу напрашивается мысль, что все это не так, как изначально было преподнесено следственными органами.
Я считаю, что ситуация с этой компанией очень похожа именно на рейдерство. У нас это не первый случай, в масштабах страны они у нас достаточно часты. Причем бизнес отнимают без оглядки на последствия — к примеру, мы все были свидетелями того, что в Омске машиностроительный завод, тот, где выпускают танк Т-80, тоже хотели захватить, и только вмешательство ФСБ это предотвратило. При этом случай с «Арбат Престижем» из ряда вон выходящий. Ставить в вину Некрасову, что он виновен в том, что три сторонние компании не уплатили налоги, а он виноват только в том, что не проверил их как исправных налогоплательщиков, — это подход совершенно неверный.

ПГ: Вообще, что сегодня представляет собой рейдерство в нашей стране? Какие масштабы оно имеет и тенденции развития?

Леонид Радзиховский

На мой взгляд, рейдерство — это разбой, причем с применением государственных органов власти в качестве отягчающего вину обстоятельства. По сути дела это форма того самого экономического терроризма. Потому что террор — это нападение на людей вне монополии на насилие. Монополией на насилие в нормальной стране обладает только одна организация — а именно государство. И обладает она этой монополией на насилие: а) в соответствии с законом, б) ради государственных целей. Если эта монополия на насилие ломается и используются государственные институты с целью получения личной выгоды, то это и есть антигосударственная деятельность. То есть это захват чужой собственности с использованием государственных силовых органов для извлечения частной выгоды отдельными лицами.
«Дело Некрасова» вызывает определенные вопросы, и неприятно звучит то, что на эти вопросы нет никакого ответа. Ведь это один из негативных сигналов, которые общество получает, и плохо, что сигналов таких много. Если у людей будет ощущение (а оно у многих людей уже есть), что успешный бизнес — это состав преступления, что стоит тебе приподняться выше какого-то уровня, и на тебя обязательно наедут государственные органы с целью отнять бизнес по принципу «кошелек или жизнь», то есть посадят, и ты выйдешь на свободу с пустыми карманами или же будешь сидеть в тюрьме — то это катастрофа для бизнеса, следовательно, это катастрофа для экономики страны. Можно сколько угодно говорить о национальных проектах, о нанотехнологиях, еще о каких-то технологиях, но любителей рисковать, которые будут развивать бизнес, надолго планировать, имея в виду, что в любой момент их могут раскулачить, — таких дураков нет. Поэтому, если эта история с рейдерством против «Арбат Престижа» приобретет «права гражданства» в нашей стране и станет общим правилом, то какой может быть бизнес? Только мимолетный — успеть сорвать что-то до тех пор, пока тебя не «раскулачили». Если же речь идет о наукоемких технологиях, о каких-то длинных бизнес-проектах, это бизнес, рассчитанный на годы, а за это время предпринимателя успеют разорить многократно. Это просто перекрывает кислород всем так называемым модернизационным проектам.

Геннадий Гудков

На тему законодательного противодействия рейдерства хочу сказать следующее. Если бы нам в комитете дали реализовать то, что мы хотим, полагаю, что многое можно было бы сделать. К сожалению, мы только маленькая часть Государственной Думы и не можем прыгнуть выше крыши.
Раньше приватизировали заводы, землю, транспорт и так далее. Сейчас нашли самый выгодный, самый быстрый способ «миллиардостроения» (ведь мы сейчас на первом месте в мире по темпам роста миллиардеров) — это приватизация государственной власти и государственного аппарата. Сегодня власть превращается в бизнес. Я говорю это с глубоким сожалением, поскольку объем коррупции запредельный и угрожает безопасности государства и самого существования. И, конечно, рейдерство в нашей стране обрело совершенно уродливые, криминальные, преступные формы. На самом деле это даже не грабеж, а разбой, поскольку он сопровождается применением и оружия, и насилия, и абсолютно циничного отношения к общественным нормам и нормам закона. И вот приватизация государственного аппарата — это самое опасное явление, с которым мы сталкиваемся сплошь и рядом. Я думаю, что на меня не обидятся честные сотрудники правоохранительных органов, таких много, есть свои герои и люди, не за страх, а за совесть служащие государству и народу, но сегодня, по большому счету, наша правоохранительная система превратилась в орудие ведения хозяйственных споров и в оружие незаконного изъятия собственности.
Где бы мы ни встретили случаи грубейшего рейдерства, везде угрозы заведения уголовных дел, высосанных из пальца, везде «маски-шоу». Все это запредельное использование государственной власти — это деньги, это люди, получающие зарплату, экипировку, оружие, транспорт. Это огромные деньги, которые сегодня тратятся непонятно на что — на запугивание и так далее, и тому подобное. Это, к сожалению, отражает общую политику государства. Говорю с глубоким сожалением и, пользуясь сегодняшним случаем, еще раз хочу привлечь внимание — ведь что у нас происходит? Государство у нас перекладывает ответственность или собственную вину на лицо, на гражданина или организацию. Вот массовый случай. Гражданин покупает машину, регистрирует ее в органах внутренних дел, получает подлинное государственное свидетельство о транспортном средстве. Через пять лет его останавливают и говорят: дорогой, ты попал — иди на таможню, плати пять или шесть тысяч долларов, потому что твоя машина, оказывается, не была растаможена. А гражданин что, должен иметь научно-исследовательский экспертный институт? У него даже властных полномочий нет никаких. А органы, которые выдают свидетельство о государственной регистрации, обязаны решить этот вопрос за гражданина. Но они этого не делают. Виноватым остается не государство, а гражданин.
Организация работает с поставщиками, которые допускают какие-то факты недобросовестного отношения, как в «Арбат Престиже». Но кто выдает государственное свидетельство о регистрации этим компаниям, кто осуществляет их налоговые проверки, кто осуществляет постоянный контроль? Разве не государство? И сейчас оказывается, что любая организация виновата в том, что сотрудничает не с теми. Это все равно что гражданина обвинять, если он пожал кому-то руку в толпе и тот оказался мафиози, и теперь гражданина надо сажать, следуя такой логике. Это очень опасная практика, которая сегодня серьезно разрушает диалог. Ведь государство отвечает за все то, что происходит. Государство имеет свои механизмы и имеет структуры, которые обязаны бороться с преступлениями и правонарушениями. Но при чем здесь гражданин, при чем здесь компания?
Еще один момент, который волнует не только меня. Я позволю себе озвучить статистику, которую мы получили из первых уст — Генерального прокурора Российской Федерации. Она говорит о том, что за последнее время на 160 тысяч человек выросло число заключенных в российских тюрьмах и следственных изоляторах. Если мы снизили когда-то число с миллиона 100 тысяч до 740 тысяч заключенных, то на сегодняшний день это число увеличилось до 900 с лишним тысяч. Таким образом, сегодня опять огромная проблема с исправительными заведениями, со следственными изоляторами. Анализ, который провели органы прокуратуры, свидетельствует о том, что почти 35 процентов людей, которые содержатся в следственных изоляторах и тюрьмах, — это люди, совершившие правонарушения малозначимые, средней тяжести или же вообще не совершившие преступления. В подтверждение тому — огромное количество оправдательных приговоров. Но, по сути, сегодня в правоприменении господствует ошибочная концепция — ужесточение ради ужесточения.
Практика и статистика показывают и доказывают, что сегодня в 96 процентах случаев обращения следователя в суд последний принимает решение об ограничении свободы. Хотя в законе написано, что это исключительная мера, которая применяется тогда, когда исчерпаны иные возможности ограничения свободы гражданина. Сегодня есть технологии, которые позволяют с точностью до 3 метров устанавливать местонахождение человека, есть и другие меры — залог, поручительство и так далее, и тому подобное. Это не работает в России. 96 процентов обращений следователей находит полное понимание в суде. Зачем нам тогда суд? Может быть, тогда вообще лишить права суд принимать это решение? Тогда пусть принимает решение следователь, коль суд занимает позицию канцелярии, которая штампует, фактически ставит печати на обращении следователя. Это государственная проблема. И сегодня мы показываем худшие образцы соблюдения прав человека в Европе. А потом обижаемся, что Европейский союз нас критикует. Мы сами, как старые мазохисты с огромным опытом, себя сечем. И даже Генеральная прокуратура возмущена подобной практикой, поскольку это полностью противоречит той концепции развития законодательства Российской Федерации, которая была принята еще не так давно, менее десяти лет назад.
Конечно, сегодня на этом фоне развиваться рейдерству очень вольготно. И оно сегодня находится в таких благоприятных «тепличных» условиях, что оно будет развиваться и процветать, поскольку на кону стоят слишком большие проценты от вложения средств. Мы недавно внесли законопроект, который приравнивает ответственность по рейдерству к общеуголовным статьям — разбой, грабеж и т.д. Мы также внесли поправки в Уголовный кодекс, которые наконец-то устанавливают реальную уголовную ответственность за использование фальсифицированных документов. И тот час же получили пинок от Правительства: якобы все мы сделали неправильно. Хорошо, мы сделали неправильно, но вы сделайте правильно, внесите правильно, внесите грамотно. Проявите талант ваш юридический, организационный, внесите правильные поправки. Нет, говорят, вы плохо сделали, а мы делать не будем. Мы просто критикуем, а ничего не предлагаем.
Разумеется, что при такой политике государства рейдерство станет у нас самым выгодным бизнесом. Мы просто все начнем друг у друга вырывать куски изо рта, собственность потеряет всякий смысл, а то, что именно рейдерство является одним из сдерживающих факторов развития несырьевой экономики и наносит ей серьезнейший урон, — это совершенно очевидно. Мы несем такие потери, по сравнению с которыми вопросы увеличения пенсий, пособий на детей и прочее кажутся смешными.
Считаю, что сегодня эти вопросы должны решаться на государственном уровне. И мы пытаемся в рамках Комитета безопасности, в рамках наших депутатских дискуссий эти вопросы поставить. Но, к сожалению, опять-таки упираемся в непонимание и нежелание государства за что-либо отвечать. Государство как институт не несет ответственности за неправомерные действия. Во всех странах государство отвечает перед гражданином, отвечает материально, отвечает в уголовном порядке, там подают иски, там получают серьезные возмещения. У нас в законах Российской Федерации ответственности государства перед гражданином за нарушения его прав, за нарушение закона, за ложное решение и прочее вообще никакой нет. И любая попытка установить эту ответственность наталкивается на истерическое сопротивление. Наше законодательство организовано таким образом, что не может быть положен конец ни коррупции, ни рейдерству, ни другим видам преступления. Совершенно очевидно, что парламент Российской Федерации не обладает необходимым набором прав и полномочий. У депутатов нет даже права ознакомиться с закрытым, отработанным уголовным делом.
ПГ: Выход есть из такой ситуации?

Виктор Нефедов

Для лучшего понимания природы рейдерства хотелось бы вернуться к его определению. По-моему, мы определяем его текущим моментом, каким оно сложилось именно сейчас. А ведь была определенная диалектика его развития. Мы прекрасно помним, что на ранних стадиях процесс захвата бизнеса фактически шел между двумя предпринимателями. Один выставлял одну команду, которая охраняла свой маленький свечной заводик, а другой приходил с дубинками и с мощными накачанными ребятами — бил окна, ломал двери, врывался и захватывал. И побеждал тот, у кого больше были «качки», у кого побольше была команда, он прорывался и садился в кресло директора. Тогда еще можно было решать за счет мускулов. Но предприниматели — народ очень быстро обучающийся. Потом были периоды, когда начали привлекать мелкие милицейские чины под видом, что это якобы законно. После этого очень умные предприниматели поняли и осознали, что лучше всего, надежней всего привлечь уже серьезные силовые структуры с серьезными, может быть, фиктивными документами, может быть, какими-то псевдодокументами, но при этом прикрыться законом. А вот сейчас последняя стадия диалектического развития рейдерства, когда уже сами государственные чиновники в определенных структурах поняли и осознали: я и сам могу отобрать то, что мне глянулось. То есть чиновник пришел к пониманию, что самый надежный способ отъема — это арест владельца, а потом пусть он сидит и договаривается о собственной свободе.
Я со своими коллегами полностью согласен в том, что мы — депутаты, лица облеченные властью, ни в коем случае не должны соглашаться с этой негативной ситуацией. Ведь что происходит сегодня с точки зрения экономики, не говоря уже о политических моментах? Фактически с помощью определенных государственных чиновников преследуется предприятие, которое нормально работает, платит миллиарды налогов в бюджет. Однако ему ставят в вину то обстоятельство, что какие-то непонятные поставщики не уплатили налоги. Где здесь закон?
Я хочу сразу подчеркнуть, что попытка узаконить то, что сейчас происходит, была предпринята у нас в Государственной Думе определенными лоббистами. Год назад в Комитете Госдумы по бюджету обсуждались поправки в Налоговый кодекс, которые предусматривали ответственность третьих лиц за недобросовестность поставщиков по налогам. То есть предполагалось это узаконить. Была страшная «война», шли дебаты, но мы убедили и представителей Администрации Президента РФ, и представителей Правительства, что если эти поправки в Налоговый кодекс принять, то это приведет к тому, что любой бизнес можно будет взять и развалить. Но тогда мы теряем налоговые поступления в бюджет из-за потери этих предприятий. А это миллиарды рублей.

ПГ: Еще в январе прошлого года МЭРТ внесло в Госдуму «антирейдерский пакет» законов. Там предполагаются изменения в Налоговый кодекс, Кодекс административных правонарушений, Закон «Об акционерных обществах» и другие нормативные акты. Но там нет никакого законопроекта, который хоть как-то мог ограничить бизнес-активность «оборотней в погонах». То есть, если этот пакет и будет принят, все равно любой предприниматель, как и в случае с «Арбат Престижем», не получит полноценную защиту. Какова вообще судьба этого документа?

Геннадий Гудков

Законопроект находится в Комитете Госдумы по собственности. Там много разумных вещей. За эти годы удалось ликвидировать каскадное правосудие, упорядочить вопрос отношения мажоритариев и миноритариев, потому что значительная часть рейдерских скандалов происходит внутри компаний, когда есть определенные основания для споров. Там вносятся регламентирующие нормы в тот же реестр, оборот бумаг. То есть там создаются экономические условия для того, чтобы были прописаны более детально и тщательно отношения внутри самой компании.
В основном «антирейдерский пакет» направлен на урегулирование отношений между собственниками, между регистраторами, и, конечно, там есть некие ограничения на деятельность «оборотней в погонах», но в основном на то, что нельзя изымать в ходе собственных мероприятий ту собственность, без которой предприятие не может работать.

ПГ: В заключение попросим каждого из участников «круглого стола» высказать свое окончательное суждение по проблеме рейдерства в России.

Виктор Нефедов

Рейдерство действительно наносит огромный экономический и политический ущерб как внутри государства, так на международной арене. Это стало одной из серьезнейших бед нашего государства. Поэтому нам необходимо работать и бороться сообща всеми ветвями власти — и законодательной, и судебной, и исполнительной.

Геннадий Гудков

Рейдерство есть везде, но только в России оно приобрело столь масштабные и столь криминальные формы. Это говорит только об одном — в экономической да и не только в экономической политике государства есть серьезный системный изъян. И пока государство и государевы люди относятся к предпринимателям и к экономике как к дойной корове, которую надо больше доить и меньше кормить, пока слово «предприниматель» у нас будет ругательным, пока право собственности не будет признаваться таким же значимым правом, как любое другое право человека, у нас, к сожалению, все это будет продолжаться. И поэтому сейчас нужно от правильных слов просто перейти к делу. Просто поправить государственную политику и ориентировать ее на поддержку и нормальный разумный диалог с тем, кто кормит все государство, его экономику, с теми людьми, которые на него работают.

Алексей Пономарёв

Чиновники часто злоупотребляют своей властью, что приводит к тяжелым последствиям, а виновато в этом фактически государство. Аналогичный случай в Перми — там через чиновников пытаются захватить завод по производству охлажденных жидкостей, по своему профилю он единственный в нашей стране. Но если государство в лице своих государственных структуру будет так действовать, мы никогда с рейдерством не покончим.

Леонид Радзиховский

Думаю, что в таких делах самое главное — это добиваться прецедентов. Необходимо добиться прозрачности ситуации вокруг того же «Арбат Престижа». Если это действительно случай государственного разбоя, то разбой должен быть пресечен, а разбойники должны понести наказание. Поскольку законы у нас пишутся очень хорошие — значит проблема в том, чтобы их хотя бы минимально соблюдали в каждом конкретном случае.

Мнение редакции
Нынешний анализ ситуации с рейдерством говорит о том, что примитивные рейдерские схемы, основанные на примитивной подделке документов и «липовых» решений судов, уходят в прошлое. К примеру, в Москве действия захватчиков через арбитражные суды в основном прекратились, при этом акцент сместился в сферу незаконного использования силового ресурса правоохранительных органов, то есть на заведение уголовных дел против владельцев привлекательного бизнеса.
На тему ареста Владимира Некрасова — это вообще «интересная» информация к размышлению. Судите сами — он обвиняется в уклонении от уплаты налогов в 40 миллионов рублей, причем деяние это совершил не он, а некие сторонние компании. А, к примеру, ранее миллиардные налоговые претензии, в том числе в долларовом эквиваленте, предъявлялись всей отечественной большой тройке компаний мобильной связи, некоторым крупным нефтегазовым предприятиям и другим юрлицам (свежий пример — компания «Эльдорадо»), однако об аресте их руководителей речи не шло и все налоговые претензии разрешались исключительно через арбитражный суд. С огромной долей вероятности можно говорить, что арест главы «Арбат Престижа» вовсе не случаен и у него отнимают бизнес в обмен на свободу, как об этом неоднократно заявляли адвокаты Некрасова. По всей видимости, мы наблюдаем крайне опасную тенденцию в рейдерстве — избирательное правосудие, когда Фемида на своих весах отмеряет отнюдь не наличие прегрешения, а величину сверхприбыли, которую имеют в виду захватчики.
Надо отметить и то, что свою компанию Владимир Некрасов создавал практически с нуля, не участвуя в разного рода сомнительных «прихватизационных» сделках. Никого не обделил, налоги платил исправно и дал работу 3 тысячам сотрудников, большинство из которых женщины. То есть социальная ответственность предприятия налицо. Но почему тогда Некрасов все же заключен под стражу? Здесь всего лишь одно логическое объяснение. Акции предприятия консолидированы в одних руках, и отнять предприятие по иску пресловутых миноритариев здесь не получится. То есть в этой ситуации классические схемы отъема посредством фальшивых записей в реестре акционеров, в подделке судебных решений просто не сработают. Остается только арест владельца, который с учетом статуса Некрасова — как единоличного руководителя — в значительной степени дезорганизует работу предприятия.
Не сложно предположить и то, что «дело Некрасова» рейдеры желают сделать прецедентным в налоговой сфере. «Вина» этого успешного руководителя состоит только в том, что он подписывал договоры с предприятиями, которые по версии следствия не платили налоги. Однако если он будет осужден за якобы нарушения третьих лиц, то угроза ареста нависнет над 99 процентами российских предпринимателей — ведь никто из них не может и не должен проверять своих контрагентов. И получается, что такого рода прецедент вполне может стать, ни много ни мало, угрозой развития независимого бизнеса в России. То есть проблема при превращении ее в системную на планах модернизации страны поставит жирный крест.



Источник: Есть ли у страны шанс обуздать рейдеров?, - Александр Садовников // Парламентская газета от 20.03.2008


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter
Время генерации страницы: 0.16594791412354