Lobbying.Ru Лоббизм как объект исследования

Лоббизм как объект исследования

Разумеется, эти сказанные в полемическом задоре слова не совсем точно отражают атмосферу "круглого стола" по проблемам лоббизма, проведенного вчера Торгово-промышленной палатой, Российским союзом промышленников и предпринимателей совместно с Фондом развития парламентаризма. Однако обращение к известному риторическому вопросу -- "это то, чем мы давно занимаемся или что-то новое" -- вполне характеризует суть дискуссии, развернувшейся в Конгресс-центре на Ильинке.

Участники встречи разошлись как во мнениях о понятии лоббизма, так и определении его форм в российской действительности. Как следствие, и авторы представленного законопроекта "О регулировании лоббистской деятельности в федеральных органах государственной власти" и их оппоненты так и не смогли придти к согласию относительно того, что же на самом деле будет регулировать этот закон.
Попытки ввести в законодательные рамки такое ставшее обычным еще во времена плановой экономики явление, как лоббизм, были предприняты три года назад в почившем в бозе Верховном совете. Продолжаются они в настоящее время и в Государственной думе. Поводом для вчерашней дискуссии стал законопроект "О регулировании лоббистской деятельности в федеральных органах государственной власти".
Представляя законопроект, зампредседателя комитета Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций Владимир Лепехин оптимистично заявил, что "лоббизм в России был, есть и будет" и что "для России эта проблема является особенно актуальной". По его мнению закон необходим, чтобы с одной стороны придать цивилизованную форму процессу лоббирования, а с другой стороны предоставить возможность различным группам граждан и объединениям воздействовать на власть. И все это по той причине, что в настоящее время "механизм взаимодействия групп граждан и власти закулисен, коррумпирован и хаотичен". Однако, несмотря на длительный период разработки, Лепехин признал, что текст законопроекта еще сырой.
С этим фактом никто из участников дискуссии не спорил. Более того, недвусмысленно прозвучали сомнения в необходимости такого закона. В пользу такого вывода говорит  отсутствие собственно предпринимательских структур, представители которых не приняли участие в обсуждении. Судя по всему деловые круги не особо заинтересованы в утверждении в России одной из многочисленных западных моделей практики лоббизма.
Основная дискуссия развернулась вокруг концепции законопроекта. Постепенно большинство ее участников стали обнаруживать совпадение взглядов по крайней мере на то, что законопроект в нынешнем его виде настолько широко охватывает предмет, что вряд-ли вообще может что-либо регулировать. Остальная часть дискуссии, как и следовало ожидать по чисто российской традиции, была посвящена обсуждению вопроса терминологии, поскольку очень скоро присутствующие осознали, что у них отсутствует однозначное понимание того, что же все-таки является предметом регулирования представленного закона. Спор велся о том, кого считать лоббистами, как отличить от них "группы давления" и "группы интересов", как можно регулировать "устные контакты" (!) и "лоббирование исполнительной властью представительную" (!!). Наиболее прагматичные из участников предложили "привязать процесс" лоббирования к процедурам принятия решения -- например, к парламентскому регламенту, где должен быть четко определен порядок участия лоббистских организаций в процессе разработки законопроектов. Учитывая терминологию, которой оперировали присутствующие, регламентировать действительно есть что. Вопрос о том, к чему можно "привязать" этот процесс в исполнительной власти, остался открытым. Это затруднение вполне понятно. Согласно представленному на вчерашнем обсуждении совместному докладу РСПП и ФРП "Лоббизм в России: этапы большого пути" традиционным для постперестроечной России так и остался "коридорный лоббизм", который всеми без исключения был признан наиболее эффективным и трудно регулируемым. Суть его заключается в проталкивании угодного и торможении неугодного для лоббистской группы решения. В этих целях ключевым является иметь и поддерживать "своих" людей на ключевых постах, причем, как известно в аппаратной иерархии, официальные посты и реальная степень влияния на принимаемые решения часто не совпадают. Что же касается представительной власти, то регламент ее работы действительно позволяет упорядочить лоббистскую деятельность.
Однако, по иронии судьбы, лоббисты заинтересованы в контактах прежде всего с исполнительной властью, а не с представительной. Которая, по прямодушному заявлению одного из российских предпринимателей, сделанному ранее в беседе с корреспондентом Ъ, "для нас мало что значит".



Источник: Бойко Борис, Лоббизм как объект исследования // Коммерсантъ-Daily за 01.02.1995 №17


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter
Время генерации страницы: 0.11281585693359