Lobbying.Ru Банк уполномочен заплатить

Банк уполномочен заплатить

Осуждены мошенники, промышлявшие проверками финансовых организаций

Верховный суд России утвердил приговор Мосгорсуда, вынесенный майору милиции Александру Агееву и помощнику депутата Госдумы Валерию Белозеру, мошенническим путем получившим у Эпин-банка около $600 тыс. При этом следствие считает, что осужденные были только низовым звеном системы вымогательства денег у банкиров. Уголовное дело в отношении организаторов махинаций продолжает расследоваться.

Как следует из материалов дела, весной 2004 года руководители Эпин-банка подали в Центробанк заявление на получение лицензии, дающей право обслуживать физических лиц, и вступление банка в федеральную систему страхования вкладов. Для этого, согласно разработанной тогдашним зампредом ЦБ и председателем комитета банковского надзора Андреем Козловым схеме, банк-соискатель должен был пройти тройную проверку. Сам ЦБ проверял всю отчетность претендента, а два департамента экономической безопасности -- при МВД и ФСБ -- выясняли, не отмывает ли банк грязные деньги, не замешан ли он в мошеннических схемах и не финансирует ли террористов.

Для Эпин-банка лицензирование затянулась на полгода, а к осени 2004-го в его офисе на Сущевском валу появился знакомый одного из сотрудников банка майор организационно-инспекторского департамента МВД Александр Агеев. Этот человек, как объясняли руководители Эпин-банка, представился им "полковником центрального аппарата МВД, который скоро станет генералом" и предложил свои услуги по получению информации о прохождении документов как в МВД, так и в ЦБ и их ускорению.

Следует отметить, что департамент МВД, в котором служил господин Агеев, не имеет никакого отношения к банкам. Тем не менее визитер, как утверждали на суде потерпевшие, "детально знал процедуру лицензирования и упоминал в разговорах данные закрытой отчетности ЦБ". В общем, никто из сотрудников банка не сомневался в том, что с господином Агеевым можно иметь дело.

Вскоре появились и первые результаты -- господин Агеев сообщил председателю правления Эпин-банка Наталье Кремлевой, что "дела совсем плохи" и разговор нужно вести не о лицензии, а о ее собственной свободе. Проверяя банк, сотрудники МВД якобы обнаружили серьезные нарушения и готовятся возбудить уголовное дело. Затем господин Агеев познакомил госпожу Кремлеву с Константином Коноваленко, которого представил "полковником ФСБ, курирующим Центробанк". Тот сообщил, что "атмосфера вокруг банка накаляется", в ЦБ на Эпин-банк уже поступила целая папка с компроматом из разных ведомств, а возбуждение уголовного дела и арест госпожи Кремлевой -- только вопрос времени. За разрешение этой проблемы господа Агеев и Коноваленко, по данным следствия, запросили $300 тыс. По словам потерпевших банкиров, они "давили на Кремлеву психологически, акцентируя внимание на том, что компромат собран не только против банка, но в первую очередь против нее лично". В декабре 2004 года сотрудники банка заплатили требуемую сумму.

Однако для Эпин-банка ситуация после этого только ухудшилась -- лицензию он так и не получил, зато от господина Агеева сотрудникам банка стало известно, что госпожой Кремлевой заинтересовалась ФСБ, заподозрив, что она якобы причастна к финансированию террористов. Учитывая тяжесть подозрений, спасти руководителя банка, по словам господина Агеева, могло только срочное вмешательство Госдумы, что потребует "дополнительных финансовых усилий".

"Я информирован о ваших трудностях и уже проверил информацию",-- объяснял госпоже Кремлевой сообщник Александра Агеева Валерий Белозер, назвавшийся ей при встрече "ответственным сотрудником комитета по безопасности Госдумы". Реально же он занимал скромную должность помощника на общественных началах депутата от ЛДПР Сергея Абельцева. Принимал же он руководителя Эпин-банка в кабинете своего шефа в его отсутствие. "Полагаю, что грядущие аресты нам удастся остановить,-- говорил помощник.-- Но вопрос с "военными" (сотрудниками ФСБ.-- Ъ) надо решать немедленно, в течение двух часов". Валерий Белозер тут же написал на листке бумаги -- $300 тыс. Требование и на этот раз было выполнено -- в конце апреля 2005 года господину Белозеру в кафе в Камергерском переулке передали $240 тыс. и €39 тыс.

В мае 2005 года руководители Эпин-банка сами напросились на встречу со своими "кураторами", чтобы узнать, на что были истрачены выплаченные им $600 тыс. Мошенники сказали банкирам, что им теперь "даже стоять рядом с Кремлевой страшно", поскольку ее уже чуть ли не объявили в розыск. В подтверждение они показали письмо на настоящем бланке ФСБ России, в котором "начальник УСБ ФСБ генерал-лейтенант Бортников" (сейчас Александр Бортников возглавляет департамент экономической безопасности ФСБ) просит некоего "генерал-лейтенанта Сергеева" "запросить все правоохранительные и налоговые органы МВД, МНС и ЦБ РФ в отношении КБ "Эпин-банк"" и "произвести проверку данных".

Мошенники, как следует из уголовного дела, объяснили госпоже Кремлевой, что теперь "контролировать проблему на своем уровне" они уже не могут и "ее надо выводить на самый верх". Приказ генерала Бортникова, по их словам, можно было "выкупить", дав $500 тыс. самому автору; еще в такую же сумму обойдется поддержка комитета по безопасности Госдумы. $1 млн с учетом уже заплаченных $600 тыс. показались госпоже Кремлевой слишком крупной суммой, и она официально обратилась за разъяснениями в УСБ ФСБ. Господа Агеев и Белозер были арестованы. В апреле этого года Мосгорсуд на процессе, который проходил в закрытом режиме, приговорил Александра Агеева к восьми годам, а Валерия Белозера -- к семилетнему сроку в колонии строгого режима. На днях Верховный суд России, в который с кассацией обратились адвокаты осужденных, оставил этот приговор в силе. Защитники осужденных комментировать материалы дела отказались, сославшись на данную ими следствию подписку о неразглашении и обязательства перед своими клиентами.

Между тем, как считают расследовавшие дело сотрудники Генпрокуратуры, майор милиции и помощник депутата находились на самой нижней ступеньке отлаженной системы по вымогательству денег у банкиров. Ее организаторы остаются на свободе, а уголовное дело в их отношении выделено в отдельное производство и продолжает расследоваться. Сотрудникам Генпрокуратуры предстоит, например, выяснить, как милиционер Агеев узнал о поданном Эпин-банком заявлении в Центробанк и о результатах проведенных там проверок. Непонятно, откуда у мошенников оказался подлинный бланк ФСБ, да еще и с подписью одного из руководителей службы -- на официальный запрос Мосгорсуда в ФСБ ответили, что никаких уголовных дел в их ведомстве против Эпин-банка не возбуждалось, а генерал Бортников распоряжений на оперативную разработку этой организации не давал.


На многие вопросы следствия мог бы ответить Константин Коноваленко, которому сообщники, если верить их показаниям, передали большую часть денег, полученных от Эпин-банка (полковник якобы отправил их куда-то выше), но Генпрокуратура не только не смогла его найти, но даже точно не установила его личность и место работы. По некоторым данным, использовав документы, выписанные на другую фамилию, господин Коноваленко скрылся за границей.



Источник: Машкин Сергей, Банк уполномочен заплатить // Коммерсантъ №240 от 22.12.2006


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter
Время генерации страницы: 0.21909403800964