Lobbying.Ru Новое разделение властей

Новое разделение властей

Новая порция законодательных новостей, уже после выхода Госдумы на каникулы, в очередной раз напоминает о том, что законы в России принимаются не насовсем.

Министерство культуры выступило против нормы, запрещающей показы некоммерческого кино без прокатных удостоверений (одно из положений закона против нецензурной лексики поставило под вопрос любые кинофестивали). Министерство финансов значительно смягчило требования к работающим в России платежным системам (введены законом о Национальной платежной системе). Возможно, теперь Visa и MasterCard получат статус национальных и не будут платить обеспечительный взнос. Поправки в закон «О персональных данных» (в случае буквального исполнения делают невозможным выезд россиян за рубеж) будут корректироваться. Закон об игорной зоне в Сочи ставит под сомнение уже существующую игорную зону в Азове (т. е. один закон противоречит другому) — но что в итоге получится, узнают только люди в правительстве после ряда совещаний.

Все эти новости доказывают, что система запретов непрочна. Да, запреты могут сильно навредить и даже уничтожить институты, которых власть боится, например НКО или независимую экспертизу. Но институты, которыми власть пользуется — даже чиновники используют платежные карты, смотрят кино, получают заграничные визы, — все-таки должны как-то работать.

Зачем нужны скоростные законодательные запреты? Важно помнить, что за них отвечает не только Дума, но и Совет Федерации и подписывающий их президент. Однако в публичной сфере с законами фигурирует в основном Дума — вероятно, потому, что там проекты всплывают впервые, а депутаты вынуждены их публично аргументировать.

Дума все больше выглядит как медиаресурс. Она лишь запускает в публичную сферу темы для обсуждения — то, что они по случайности называются законами, не так важно.

Это успокаивает, но все равно плохо с институциональной точки зрения: пользователь законов, каковым является любое физическое или юридическое лицо, почему-либо очутившееся в России, сталкивается с непостоянством и плохим качеством законодательства. А есть еще и неясность более высокого уровня: где именно находится центр принятия законодательных решений, если парламент выполняет функции медиа.

Дискуссии, экспертная оценка, работа лоббистов — все это перемещено на другой этап, фактически на этап применения законов. И если раньше мы говорили, что работа какого-нибудь закона зависит от подзаконных актов, то теперь надо говорить, что зависит она от «постзаконных» актов.

Возможно, стоило бы эту новую реальность как-то узаконить. Тогда граждане и нерезиденты, российские и зарубежные компании и организации будут знать, что на этапе принятия законов обращать внимание на Думу, Совет Федерации и президента — только все портить. А работать с законодательством надо после и в правительстве.

Андрей Синицын


Источник: Ведомости от 09.07.2014


Последние изменения:
10.07.2014 10:41 Сенькович Владислав


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter
Время генерации страницы: 0.17829585075378