Lobbying.Ru Игорь Кошин: «На меня влияние нефтяные компании не оказывают»

Игорь Кошин: «На меня влияние нефтяные компании не оказывают»

Ненецкий автономный округ (НАО) после трех губернаторов-варягов в феврале этого года возглавил выходец из местных элит, экс-сенатор Игорь Кошин. Что будет он менять в регионе и как, а также в чем сложность управления НАО, корреспонденту «Известий» Наталье Башлыковой рассказал сам новый губернатор. 

Крым и Севастополь вошли в состав России. Это значит, что всё внимание и ресурсы страны теперь будут сосредоточены на этих двух новых субъектах. Вам за свой регион не обидно?

— Считаю, мы должны шире посмотреть на этот вопрос. На наших глазах произошел процесс собирания исконно русских земель. Мы показали, что Россия не просто сильное государство, а государство, способное восстанавливать историческую справедливость. Поэтому я, бесконечно, благодарен руководству нашей страны за то, что решение жителей Крыма и Севастополя было поддержано, несмотря на то что туда предстоит вложить значительные финансовые ресурсы. Высшая ценность всего происходящего в мире — человек, выше его жизни нет ничего. Для человеческой жизни не должно быть такого понятия «дорого» или «дешево».

— Ваш регион богат полезными ископаемыми, но нельзя сказать, что тут высокий уровень жизни. Как вы планируете это изменить? Почему это не удалось вашим предшественникам? 

— Моими предшественниками была проделана большая, серьезная работа. Конечно, нельзя сказать, что удалось всё, но округ поступательно развивался. Остальные оценки, на мой взгляд, может дать только население НАО и опять же спустя какое-то время.

Что касается уровня жизни, то это субъективное понятие. Да, сегодня у нас высокие цены в магазинах, мы не полностью обеспечиваем население жильем, есть проблемы со школами и детскими садами, особенно в сельских населенных пунктах. Однако у всего этого есть объективные причины. Мы пережили тяжелейшие 1990-е годы, которые очень сильно ударили по округу. Я помню времена, когда у нас в сельских населенных пунктах стояло по одному дизелю, которые полдня работали, а потом ломались. Невозможно всё сделать разом, но решать проблемы необходимо. Округ, безусловно, богат. И не только полезными ископаемыми. В НАО третье по численности поголовье оленей в стране. Мы сохранили эту отрасль и пытаемся ее развивать. Сейчас мы рассматриваем также вопрос о возобновлении на территории округа рыбодобычи, восстановлении тепличного хозяйства. 

— Цены в НАО практически на всё в два раза выше, чем в Москве, а зарплаты зачастую невысокие. Есть ли шансы это изменить?

— Конечно, есть, и мы должны это менять. Это одно из направлений моей работы. Что касается зарплат, то вы, видимо, общались с определенными категориями населения — например, работники здравоохранения у нас получают до 100 тыс. рублей, выше средней зарплаты педагогов. Зарплаты достойные во многих сферах. Есть, конечно, категории людей с низкими зарплатами. Но для них существуют методы социальной поддержки. По социальным выплатам на душу населения мы впереди планеты всей. 

— Я читала, что вы отдаете населению деньги чиновников…

— За счет экономии на чиновниках мы увеличили статью расходов по субсидированию ипотечного кредитования. Мы загнали в нее более 200 млн рублей и таким образом увеличили число граждан, которые могут воспользоваться этой программой. 

А что касается социалки, моя жизненная позиция: мы обязаны обеспечить безбедную старость пенсионерам, которые как минимум должны иметь возможность покупать внукам конфеты, и счастливое детство детям. Дети должны жить в теплых квартирах, воспитываться в семьях и ходить в благоустроенные детские сады. 

— Трое последних ваших предшественников были варягами, двое  — Валерий Потапенко и Алексей Баринов ушли досрочно, а Игорю Федорову удалось управлять регионом только один срок. В чем причина? В конфликте интересов с присутствующими у вас нефтяными компаниями, кадровом голоде или в чем-то еще?

— Нефтяные компании не имеют к этому никакого отношения. В 2002 году федеральный центр совершенно спокойно эту проблему решил, когда отнял у регионов право второго ключа. То есть раньше под лицензией на разработку месторождений свою подпись должен был ставить в том числе губернатор. Понятно, что тогда нефтяники могли пытаться влиять на назначение и смену губернаторов, потому что были заинтересованы в получении этой подписи, которую глава субъекта мог и не поставить. Но сейчас всё выведено на федеральный уровень, поэтому влияние нефтяных компаний на власть свелось к нулю. Безусловно, если я создам какие-то искусственные препоны, то смогу какой-то процесс затормозить, но от этого потеряет и окружной, и федеральный бюджеты. А ведь у нас в 2013 году, если не ошибаюсь, было собрано порядка 100 млрд рублей налоговых отчислений. Поэтому просто нужны понятные правила игры, которые не будут меняться каждый день. 

— Эти правила были в регионе до вас?

— Наверное, да. Тот же Баринов впервые подписал соглашение с «Лукойлом», по которому компания перечисляла средства в бюджет, потом эта работа была продолжена и Потапенко, и Федоровым. Сегодня подобные соглашения заключены со многими компаниями. 

— Помощь, которую нефтяники оказывают региону, сопоставима с их доходами? 

— Безусловно, региону хочется больше, а нефтяники, конечно, хотят отдавать меньше. Но надо понимать, что помимо прямой помощи в ближайшие три года компания «Лукойл», например, инвестирует в территорию округа порядка 70 млрд рублей. Понятно, что эти средства прежде всего будут вложены в создание инфраструктуры нефтяной компании, но при этом какие-то наши люди, подрядчики будут там работать. А значит, мы имеем возможность получить отчисления в бюджет, на которые сможем построить новые школы, детские сады, жилье...

— Все-таки в чем причина, что у региона так долго не было своего губернатора?

— На мой взгляд, это связано с тем, что какое-то время назад, когда страна отказалась от прямых губернаторских выборов, произошло уменьшение поля публичной политики, что сказалось на появлении новых лидеров. В последние годы в регион было завезено большое количество специалистов (при губернаторе Игоре Федорове две трети администрации области состояло из архангельских чиновников. — «Известия»), но, конечно, мы должны готовить своих. Сегодня наша молодежь уезжает учиться и не возвращается, и это очень плохо.

— Реально ли, чтобы в округе появились высшие учебные заведения или их филиалы?

— Сейчас мы ведем переговоры об открытии в НАО двух филиалов Северного (Арктического) федерального университета — Архангельская область и Ухтинского государственного технического университета — Республика Коми. Мы будем ставить вопрос о целевой подготовке студентов, потому что практика свободных дипломов юристов, экономистов приводит к тому, что эти выпускники работают в московских ресторанах. Мы в состоянии каждого студента довести до работы и предоставить служебное жилье.

— Из Архангельска, видимо, от уволенных чиновников доносится критика в ваш адрес, что у вас до сих пор нет команды. В какой стадии находится ее формирование, кто в ней сегодня есть?

— Практически вся моя сознательная жизнь связана с НАО. Здесь я состоялся как публичный политик. Так получилось, что я знаю здесь всех, и по сути моя команда — это команда всего НАО. Моя задача — собрать вместе лучших в своем деле. Я не должен играть в «свой-чужой», «плохой-хороший», «преданный-непреданный». Поэтому сейчас процесс формирования команды продолжается, больше половины начальников управлений мной заменены.

— Вы начали подготовку к избирательной кампании, будете ли, как ваш предшественник, приглашать политтехнологов?

— Честно сказать, я не только ее не начал, а даже про нее подзабыл... Конечно, есть какие-то технологические вещи, которые надо будет выполнить: выдвижение, регистрация. Ближе к выборам мы их сделаем, я попрошу помочь тех, кто в этом разбирается, но сейчас не могу сказать, будет ли эта кампания привычной для меня или нет. Что касается политтехнологов и специалистов эпистолярного жанра, считаю, что гораздо эффективнее будут мои встречи с населением, на которых я скажу две вещи: что я сделал и что планирую сделать. Если люди это воспримут, то они меня поддержат. Округ же уникальный, тут какие-либо технологии не работают. Если вы утром открываете кран, а вода не бежит, а я к вам приду и стану рассказывать, какая у вас вода прекрасная, фильм про это покажу, газету дам почитать, вы как на меня отреагируете? 

— Удалось ли вам договориться с представителями местных групп влияния? И, на ваш взгляд, есть ли какие-то недопонимания в отношениях с властью?

— Действительно, до моего назначения в регионе были внутриэлитные конфликты, отголоски которых слышны и сегодня. Они были связаны с тем, что в регионе было разделение на варягов и местных. Моя задача все эти углы сгладить и просто дать возможность людям спокойно трудиться, получить зарплату, пользоваться объектами инфраструктуры. Понятно, что один я это не сделаю, поэтому и говорю, что моя команда — это весь округ. Поэтому сегодня, встречаясь с представителями элитных групп, населением, я говорю всем примерно одно и то же: давайте будем работать вместе, давайте начнем что-нибудь делать.


Источник: Известия от 26.03.2014


Последние изменения:
28.03.2014 08:53 Сенькович Владислав
28.03.2014 08:48 Сенькович Владислав


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter
Время генерации страницы: 0.2250030040741