Lobbying.Ru Субъекты лоббистской деятельностиРегиональный лоббизмДругие субъекты РФВладимир Груздев, Губернатор, экс-совладелец «Седьмого континента»

Владимир Груздев, Губернатор, экс-совладелец «Седьмого континента»

Владимир Груздев (на фото)

Чуть больше года назад в Кремле обозначилась тенденция назначать в исполнительную власть в регионах политиков, имеющих опыт в бизнесе. Спецкор РБК daily Татьяна Кособокова выяснила в интервью у экс-совладельца «Седьмого континента», губернатора Тульской области Владимира Груздева, с какими проблемами он столкнулся во время первого года работы главой области, чему бы учил губернаторов-новичков и какие налоговые и межбюджетные предложения готовит рабочая группа под его руководством к предстоящему через месяц инвестиционному Госсовету.

По итогам первого года работы губернатором что бы вы предложили изменить в системе подготовки губернаторского корпуса, если бы знали заранее специфику этой работы?
Для реализации эффективной кадровой политики на любом уровне важно, чтобы вливалась «новая кровь», однако не следует переходить грани разумного. С одной стороны, хорошо, когда на губернаторскую работу приходят люди не из бюрократической системы, с другой — опыт государственной работы и поддержка коллег необходимы. Например, для эффективного развития Тульской области ей важно участвовать во всех федеральных программах. Для этого надо быть успешным лоббистом своего региона, эта работа носит общественно-политический характер, и ее сложно выполнять без соответствующего опыта.

Кроме того, для нас оказался важен обмен положительными практиками с другими регионами. Мы с моим соседом — губернатором Калужской области Анатолием Артамоновым взаимодействуем, в том числе в рамках подготовки проведения Госсовета по инвестиционной привлекательности регионов. В Калужской области очень много позитивных практик, которые точно можно переносить на другие регионы, учитывая их специфику.

И самое главное, что никто ничего не скрывает. Люди готовы показать, научить, поделиться.

Вы в свое время предлагали провести налоговое перераспределение между федеральным бюджетом и региональными. В чем суть предложений?
Есть налог, который, я считаю, нужно в большей степени отдать регионам — это акциз на производство алкоголя. Сейчас он идет в пропорции 40 на 60 в пользу Федерации. Мне кажется, более справедливым будет 70 на 30 в пользу регионов, если мы говорим о необходимости повышать инвестиционную привлекательность территорий. Ведь именно регион в большей степени несет основные расходы.

Также, наверное, следует обсудить перераспределение налога на прибыль. Причина в том, что инвестиционная привлекательность и создание новых рабочих мест, конечно, в большей степени — задача муниципалитета при поддержке региона. Федерация же с предприятий сразу получает НДС от выпускаемой продукции, поэтому налог на прибыль можно было бы полностью отдать регионам.

Третье направление, которое я предлагал, и меня поддержал Сергей Шойгу, — необходимо перечислять налог на доходы физических лиц по месту жительства граждан. Тульская область входит в число регионов, расположенных вокруг Москвы и Московской области, куда из-за более высокого уровня заработной платы уходят кадры. В столице ежедневно работают и уплачивают подоходный налог около 110 тыс. туляков. Сейчас подоходный налог выплачивается по месту работы и остается в бюджете региона, в котором зарегистрировано предприятие. И здесь речь не идет о перераспределении от Федерации в регион. Остается то же самое распределение налогов, но администрирование несколько меняется.

Сейчас эта дискуссия ведется? Или на данном этапе все озвученное — лишь предложения?
Почему? Мы ведем эту дискуссию. Но в разных регионах существуют разные подходы...

У Москвы противоположный взгляд?
У Москвы да. И не только у Москвы. У Красноярского края тоже противоположный подход, потому что у них много приезжих работает.

Дифференцированного подхода не может быть по регионам?
Нет, у нас единое экономическое пространство, поэтому мы должны принимать решения, которые выгодны подавляющему большинству регионов.

Есть у вас сейчас сложности с наполнением областного бюджета?
В 2012 году наши собственные доходы увеличились на 14%, но несмотря на это, бюджет продолжает оставаться дефицитным, дотационным. Для качественного рывка в развитии нам потребуется помощь Федерации.

11 сентября Владимир Путин подписал указ об оценке эффективности губернаторов и федеральных руководителей. Критерии до конца еще не разработаны, но уже понятно, что будут смотреть эффективность работы губернатора по привлечению инвестиций в регион, по развитию предпринимательства и по улучшению делового климата. Давайте по этим трем параметрам пройдемся.
Совершенно правильные подходы. По сути, речь идет о создании новых рабочих мест. Наша задача — создать 20 тыс. рабочих мест в этом году. На данный момент уже есть 17,5 тыс. И, конечно, большая часть создается на микроуровне, на уровне малого и среднего бизнеса. Предприятия военно-промышленного комплекса, химической промышленности, машиностроения, сельское хозяйство имеют огромный потенциал и должны стать основой социально-экономического развития в Тульской области.

Кроме того, у нас есть большое перспективное направление — туристический кластер. И здесь огромное поле для деятельности микро-, малых и средних предприятий.

Например, недавно мы отмечали 632-ю годовщину битвы на Куликовом поле и День воинской славы России. Люди сами организовали народные гулянья, были яркие представления. К нам со всего ЦФО приезжают любители исторических реконструкций. Примерно 7 тыс. человек было, а ведь возможно собрать гораздо больше. Тульскую область ежегодно посещают 600 тыс. человек. Мы уже сейчас готовы принимать около 1,5 млн, а в потенциале еще больше.

Мне кажется, каждый россиянин должен посетить «Ясную Поляну» и Куликово поле. У нас еще есть Поленово, музей-усадьба Дворяниново, деревня Себино — родина Матроны Московской, Богородицкий дворец. И, конечно же, Тула с ее Кремлем, музеем оружия, музеем самоваров, пряников и так далее. Недавно мы провели первый тульский международный туристический форум.

Мы работаем во всех направлениях, но в ожидании возможных мировых экономических турбуленций мы считаем, что развитие туристического кластера — это как раз та работа барона Мюнхгаузена, которая позволит экономике региона вытащить самой себя за волосы из болота. В целом для нас очень важно развитие всех отраслей, создание новых и модернизация существующих рабочих мест. Это основная цель. Безусловно, малые предприятия имеют приоритет.

Но если посмотреть на экономику, при сегодняшней глобализации малым и средним предприятиям сложнее группироваться и выходить на конкурентный мировой рынок, но в сфере культуры и туризма у них здесь нет конкуренции. Почему?

Потому что в рамках одного кластера?
Условно говоря, да. Потому что музей «Ясная Поляна» находится на территории Тульской области. То есть его нельзя взять и перенести в Сибирь или в Вашингтон. Кстати говоря, у иностранцев одной из первых ассоциаций с Россией является имя Льва Толстого. Поэтому параллельно должна развиваться сфера услуг, гостиничный бизнес. Но пока у нас обратная ситуация, малый и средний бизнес все еще недостаточно развиты.

Что сейчас у вас с инвестициями?
Мы растем примерно на 15% в год. План на текущий год, который мы выполняем, — привлечение 80 млрд руб. инвестиций в основной капитал.

Вообще мы очень активно работаем с инвесторами. Что греха таить, инвесторы в преддверии возможной экономической нестабильности пока ждут и решений об инвестициях не принимают. Поэтому мы работаем с каждым инвестором индивидуально: не по принципу «одного окна», а по принципу «одного человека». То есть у нас за каждым инвестором закреплен сотрудник правительства, который ему помогает на всех этапах, фактически ведет его от А до Я.

То есть все равно пока приходится применять «ручное» управление? Систему сложно создать?
Когда речь идет о крупных инвестициях, то решать вопросы без «ручного» управления невозможно. Даже если вспомнить советский опыт, то, например, когда строили Норильский комбинат, проект курировали первый секретарь Красноярского крайкома и ныне депутат Государственной думы, член фракции «Единая Россия», дважды Герой соцтруда Владимир Долгих, который был назначен политбюро ЦК КПСС своего рода менеджером проекта. Реально он эту стройку и вел. Поэтому менеджер проекта всегда необходим, особенно когда речь идет об очень крупных инвестициях, и здесь без сопровождения со стороны власти невозможно.

Одну из ситуаций я недавно сам помогал разрешить. У нас ведется строительство крупного комбината, который будет выпускать пресс-формы для запорной арматуры на атомные электростанции, на нефтегазопроводы. Пока эти формы закупаются на Украине, а дальше они реализуются предприятием «Тяжпромарматура». Сейчас строится завод по изготовлению самих форм, чтобы их не импортировать. Мне пришлось заниматься урегулированием спора между газовиками и сельскохозяйственниками по прокладке газовой магистрали. Газ надо протянуть в срок — скоро зима, нужно тепловой контур закрывать. Параллельно старались экономить деньги инвестора, чтобы с них лишнего не попросили. Это нормально. Это крупный проект — 5 млрд руб. объем инвестиций и почти 1000 рабочих мест. Конечно, мы заинтересованы создать инвестору комфортные условия.

Или, например, компания «Тандер» (торговая марка «Магнит»), которая в ближайшее время откроет самый крупный в ЦФО распределительный центр, — это 3 тыс. рабочих мест. Там есть некоторые недоработки, связанные с вводом в эксплуатацию. Однако я позвонил Сергею Галицкому (владелец сети «Магнит». — РБК daily), получил от него личные заверения в том, что все будет выполнено в срок. Конечно же, мы оказываем поддержку таким инвесторам.

Делая выводы из этих примеров, можно какую-то систему создать или все равно придет средний инвестор и вам придется точно так же выделять вице-губернатора с мобильным телефоном...
Это необязательно должен быть вице-губернатор. Это может быть сотрудник министерства, даже не министр. В сферах экономики, где конкурентная среда достаточно развита, например, где идет строительство торгово-офисных центров, у нас подход очень простой: мы готовим площадку, выставляем на аукцион, кто платит больше, тот и получает ее. Здесь и так достаточно высокая доходность.

А тех инвесторов, которые будут способствовать социальному развитию области, мы, конечно, готовы привлекать, сопровождать, давать льготы. Это и сельское хозяйство, и промышленное производство, и машиностроение. И еще, при опросах инвесторов о том, что повлияло на решение инвестировать в Калужскую область, на первом месте была открытость губернатора и региональных властей.

Исходя из тех сложностей, с которыми вы столкнулись при работе с инвестором, у вас идеи возникли, как изменить законодательство или поменять подход в работе федерального центра с регионами?
Я все секреты не открою, потому что это как раз тема будущего Госсовета. Если вы посмотрите основные претензии иностранных, да и российских инвесторов, они высказываются по инвестиционной привлекательности России в целом. Задача, которая передо мной стоит по проведению Госсовета, кажется, с одной стороны, легкой, а с другой стороны, неподъемной. Была уже попытка провести такой Госсовет в 2010 году, но она не увенчалась успехом. Сегодня наша задача не критиковать федеральное правительство, а говорить о конкретных действиях, способствующих росту инвестиционной привлекательности регионов. Очень важно обсудить существующие полномочия региональной власти.

В госвласти субъекта у нас работают 1111 человек по штатному расписанию, еще 3500 человек в муниципальных органах власти. А в территориальных подразделениях федеральных органов власти, не считая полиции, прокуратуры, следствия, ФСБ, — более 4600. То есть такой же объем. Но эти полномочия подчас нуждаются в дополнительной координации. Однако у губернатора нет прямого управления, он не можешь напрямую выдать указание, а может действовать только через координирующую федеральную структуру. А это означает, что этап прохождения «сигнала» всегда увеличивается.

Поэтому хочу сказать, что очень важно провести аудит полномочий Федерации и регионов и, возможно, что-то реформировать. Например, в Роспотребнадзоре, Россельхознадзоре, Росприроднадзоре работает система двух «ключей», но все-таки первый «ключ» должен быть у региона, а у Федерации должна быть надзорно-запрещающая функция, но только в том случае, если регион предпринимает какие-то из ряда вон выходящие действия.

Вы говорите о перераспределении полномочий между центром, регионами и муниципалитетами. Хотя работа по перераспределению Минрегионом велась, оказалось, что провести новое разграничение очень сложно. Можно привести пример, когда пришлось долго согласовывать из-за многоэтажной конструкции федеральных органов власти на местах?
Пример с изъятием земли. У нашей области в этом году неплохие показатели по сбору урожая. Я надеюсь, зерна мы соберем примерно 1,2 млн т. За последние семь лет это впервые, когда мы вышли за 1 млн. Но в советские времена Тульская область давала 2,5 млн т зерна. Почему? У нас 1800 тыс. га сельхозземель, из которых сегодня используется около половины. Остальные скуплены, стоят «под парами». Есть случаи, когда зарастают редколесьем. Есть нераспределенные до сих пор паи. У нас сейчас назначен новый руководитель Россельхознадзора. Его предшественник толком не исполнял своих обязанностей. Теперь, надеемся, начнется эффективная совместная работа. Если бы эта структура была областной, то я как губернатор мог бы ставить перед ней задачу контролировать процесс исполнения, не дожидаясь кадровых изменений. Но сейчас это федеральная структура, и мы можем только надеяться и ждать: когда еще дойдет очередь до Тульской области, чтобы определить, нужно или не нужно изымать земли.

Еще наш регион интересен тем, что у нас нет титульного налогоплательщика, как в Липецкой или Белгородской областях, где один налогоплательщик большой объем бюджета дает. У нас 80 компаний, которые дают 50% бюджета области. В этом смысле мы мини-модель России, где 100 компаний дают 50% бюджета. И в этом одновременно наша слабость и сила. С одной стороны, слабость, потому что мы не имеем титульного налогоплательщика. А с другой стороны, сила в том, что мы достаточно уравновешены и обладаем вариативностью реагирования на различные внешние экономические факторы.

Какие еще вы ставите задачи по росту предпринимательской и инвестиционной активности в регионе?
Мы вообще заинтересованы в том, чтобы Тульская область была во многом флагманом с точки зрения инвестиционной привлекательности для российских и иностранных компаний. У нас для этого все есть. У нас есть трудовые ресурсы. Это образованные работоспособные люди. У нас неплохие транспортные возможности. Через нас проходят пять федеральных трасс, в том числе две большие — М2, М4. Но это вопрос работы. За ночь мы хрустальный мост не построим. Поэтому четыре года еще надо пахать.

У меня внутренняя задача очень простая. Мы должны прирастать по объемам капитальных вложений ежегодно на 10—12%, и примерно такой же объем роста у нас должен быть по собственным доходам. Плюс задачи, которые есть в указах президента от 7 мая. И социальная задача: у нас рождаемость должна вырасти, смертность — уменьшиться. Я хочу, чтобы по окончании срока моих полномочий разрыв между рождаемостью и смертностью был нулевым и мы начали, наконец, говорить о приросте населения в Тульской области. А пока разрыв почти в два раза.

Еще один приоритет — возвращение туляков в регион. На следующий год я существенно сокращу возможность привлечения иностранной рабочей силы. Я буду создавать условия по росту заработной платы для туляков. Оставлю возможности миграции только для квалифицированных кадров. То есть разнорабочих точно привлекать не будем.

А как? Вы же не можете предпринимателей заставить брать на работу туляка за 20 тыс. руб. в месяц, если приезжие работают и за 8 тыс. руб.?
Можем, например, увеличив штрафы за привлечение незаконной рабочей силы. Мы не против того, чтобы люди приезжали и работали. Но нам нужны квалифицированные кадры. Нам нужны врачи, учителя, инженеры, машиностроители. Нам нужны серьезные люди, которые приезжают и будут привозить серьезные инвестиционные проекты.

Честно скажу, даже в Туле выходцы из Средней Азии меньше чем за 15 тыс. уже не работают.

Почему в дорожной отрасли у нас получается самим справляться? Потому что работают туляки — мы создали им нормальные условия. Минимальная зарплата — 18 тыс. руб., а если выполняешь план, государственное задание, то 30—35 тыс. У нас сегодня текучка близка к нулю.

Все, о чем я рассказал, это слагаемые успеха области. Но ничего из этого нельзя добиться без изменения настроения жителей, взаимного доверия и уважения граждан и власти.

Оригинал статьи см. здесь



Источник: Татьяна Кособокова, - Губернатор Владимир Груздев: «Вопросы о крупных инвестициях не решить без «ручного» управления» // РБК daily от 08.10.2012


Последние изменения:
08.10.2012 18:55 Альбицкий Сергей


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter
Время генерации страницы: 0.097229957580566