Lobbying.Ru Фульвио Конти, Глава Enel

Фульвио Конти, Глава Enel

Фульвио Конти (на фото)

Итальянская Enel в марте объявила, что российский сегмент ее бизнеса, несмотря на жесткие меры госрегулирования, остается одним из наиболее прибыльных. Группа не намерена продавать активы в России и собирается продолжить инвестиции, но надеется, что российские власти либерализуют рынок и снимут ограничения на рост цен на электроэнергию. По мнению гендиректора Enel Фульвио Конти, Владимир Путин "отлично понимает, насколько важно, чтобы Россия оставалась привлекательной для инвесторов".

В июне на Петербургском международном экономическом форуме прошла встреча западных инвесторов в российскую электроэнергетику с Владимиром Путиным. Глава МинэнергоАлександр Новак говорил, что вопросы инвесторов касаются в основном перекрестного субсидирования, модернизации станций, либерализации тарифов. Какая из этих проблем для Enel наиболее важна?
Для любой компании, которая работает в России, встреча с президентом Путиным — это всегда важное событие. Происходит обмен мнениями, который позволяет лучше понять текущую ситуацию в энергетике и дальнейшие перспективы. Это также возможность более подробно обсудить меры, направленные на укрепление этой стратегической отрасли, которая лежит в основе социального и экономического развития страны. Российская экономика растет в среднем на 5% в год, она нуждается в огромных объемах электроэнергии, которая должна быть экологически чистой, доступной и недорогой. Для достижения этой цели необходимо в ближайшие годы вложить порядка €70-80 млрд в модернизацию электростанций, строительство новых генерирующих мощностей, создание обновленной сетевой инфраструктуры. Эти вложения и преобразования просто необходимы для достижения стратегических целей развития страны.

Однако энергетики должны получать от своей деятельности достаточно средств, чтобы иметь возможность вкладывать их в модернизацию. Инвесторам, рассматривающим Россию в качестве стратегического рынка в долгосрочной перспективе, необходимо, чтобы было найдено решение всех трех проблем, поднимавшихся на форуме. Рост цен на электроэнергию должен отражать рост затрат на ее производство. Необходимы специальные условия, чтобы российские и зарубежные инвесторы, которые уже тоже "обрусели", получили стимулы и возможности для осуществления инвестиций. Мне кажется, что это прекрасно понимают и президент, и премьер, и министр энергетики.

Есть ли в отрасли еще какие-то проблемы, на которые должны обратить внимание российские власти? 
Развитие электроэнергетики неразрывно связано с добычей углеводородов и рынком сырья. Речь идет и о газовой, и об угольной генерации, и о развитии атомной энергетики, а также о развитии сетей передачи и распределения электроэнергии. Новые технологии способны сократить затраты и повысить эффективность. Вместе с тем нужно стабильное и ясное законодательство, чтобы инвесторы могли планировать свои вложения в долгосрочной перспективе. Мы призываем к формированию более свободного и открытого рынка без искусственных ценовых ограничений. Необходима возможность заключать прямые договоры с крупными потребителями электроэнергии. Нам также нужна ясность со структурой и регулированием сетевого сектора, особенно в контексте информации о слиянии Федеральной сетевой компании и "Холдинга МРСК". Прозрачная и стабильная законодательная база вместе с повышением цен на электроэнергию для промышленных потребителей даст генераторам возможность покрывать свои затраты и совершать новые инвестиции.

Вы говорили о необходимости повышения тарифов на электроэнергию для промышленных потребителей. Можно ли дать оценку того, насколько они сейчас занижены? 
Сама идея создания свободного энергорынка в России основана на том, что цена на электроэнергию должна отражать стоимость ее производства. Ожидалось, что важнейшая составляющая себестоимости электричества — цена на газ на внутреннем рынке — будет планомерно расти и сравняется с экспортной. Соответственно, пропорционально должна была расти и цена на электроэнергию. Однако этот процесс, необходимый для возврата инвестиций, происходит гораздо медленнее первоначально запланированных темпов. Мы обратились к президенту Владимиру Путину с просьбой о постепенном росте внутренних тарифов на газ, чтобы у нас появилась возможность получить положительный денежный поток и профинансировать обновление мощностей.

Вы просили президента убрать ограничения на рост конечных цен электроэнергии, введенных с прошлого года? 
Рынок должен быть либерализован до конца. Задача состоит в том, чтобы убрать искусственные ограничения. Требуется постепенный рост цен на электроэнергию, которые, кстати, в России сейчас гораздо ниже, чем в других странах.

Президент согласился с вашими доводами? 
Я думаю, что он прекрасно понимает динамику этих процессов. Подобные потребности высказывают не только иностранные инвесторы, российские компании находятся точно в таком же положении. Решение о росте цены на электроэнергию может быть более быстрым или более медленным, но в любом случае такого рода решение — это прерогатива правительства. Я думаю, что Владимир Путин отлично понимает, насколько важно, чтобы Россия оставалась привлекательной для инвесторов. Благоприятные условия порождают уверенность и желание продолжать вкладывать средства в развитие страны, как это делает Enel.

Мы работаем в России, мы заинтересованы в ее развитии. На протяжении последних лет мы продолжаем реинвестировать внутри страны полученную нами прибыль, мы не выводим ее за рубеж. Другими словами, мы выполняем свои обязательства как добропорядочные российские граждане. И я думаю, что хорошее правительство, такое как в России, должно быть заинтересовано в привлечении подобных инвесторов в свою экономику. Выступление президента Путина в Петербурге подтверждает, что правительство движется в этом направлении. Мы уверены, что это правильное направление.

Но промышленность, наоборот, считает, что сейчас цены на электроэнергию крайне завышены, и дальнейший рост может привести к тому, что индустрия начнет стоить собственные электростанции и отсоединяться от общих сетей. Насколько серьезно вы оцениваете такой риск? 
Конечно, теоретически все возможно, но это абсолютно не выгодно промышленности. Они будут нести те же затраты, что и мы, а, возможно, и гораздо большие, так как у них не будет возможности оптимизировать их за счет масштабов, опыта и эффективности, которые приобретают профессионалы отрасли. Еще нужно помнить, что даже самая энергоемкая российская промышленность покупает энергию на рынке по ценам, которые все равно существенно ниже, чем в большинстве стран Западной Европы. Таким образом, в России эти предприятия получают существенное конкурентное преимущество.

Бывший глава E.On Russia Power Сергей Тазин в интервью "Ъ" рассказывал, что в России устройство оптового рынка электроэнергии приводит к тому, что при росте цен на газ у энергокомпаний, владеющих новыми, более эффективными электростанциями, увеличиваются выручка и прибыль. Прослеживается ли такой эффект в "Энел ОГК-5"? 
У нас есть технологии, которые позволяют повысить эффективность использования газа и получить больше электроэнергии из того же количества кубометров. Однако в эти технологии опять же нужно инвестировать. Enel сделала такие инвестиции: в прошлом году были пущены две новых парогазовых установки (ПГУ) на Среднеуральской и Невинномысской ГРЭС. Чтобы построить ПГУ, требуются сотни миллионов долларов, и если нет роста цен на электроэнергию, то инвестор не может получить запланированный возврат вложенных средств. Рост тарифов даст определенный толчок модернизации оборудования.

В июне Enel подписала меморандум о взаимопонимании с ЛУКОЙЛом, предусматривающий, в частности, поставки газа. В марте вы говорили о возможных поставках для "Энел ОГК-5" газа "Северэнергии". Какие компании сейчас продают газ "Энел ОГК-5" и будет ли снижаться доля"Газпрома" в этих поставках в пользу независимых производителей? 
У нас прекрасное партнерство с "Газпромом", мы также работаем с"Итерой", с НОВАТЭКом. Планируем начать сотрудничество в этом направлении с ЛУКОЙЛом, и причина здесь самая простая — логистика: их газ расположен наиболее близко, в частности, к Невинномысской ГРЭС. Поставки "Северэнергии" (в объемах, соответствующих квоте компании Enel) могут быть осуществлены, только если они оказываются оправданными с точки зрения экономической выгоды, с учетом транспортировки, а этот газ добывается достаточно далеко от электростанций. Данный вопрос может быть решен путем продажи газа на свободном рынке и покупки газа в точке, где находятся станции, либо какой-то обмен, трейдинг, либо продажа "Газпрому" и покупка газа у него же. В любом случае, весь объем газа, который в перспективе получит Enel от "Северэнергии" в соответствии со своей долей (19,6%), способен покрыть лишь половину потребностей наших газовых электростанций. Вторую половину нам все равно нужно будет покупать у других производителей.

Есть разница между условиями, на которых продает газ "Газпром", и условиями независимых поставщиков? 
Нет, условия очень похожи.

В мае, комментируя падение прибыли Enel за первый квартал 2012 года (-1,4%), вы говорили, что финансовые результаты превосходят ожидания группы, и выражали надежду, что в целом за год плановые показатели будут достигнуты. За счет чего это предполагается компенсировать? 
В данном случае речь шла не о результатах компании в России, а о работе всей группы Enel. Наше преимущество в том, что мы производим или продаем электроэнергию на трех континентах. Некоторые рынки, например, рынок Западной Европы, сейчас испытывают снижение спроса, к тому же в скором времени на них ожидаются изменения законодательства, которые могут оказать не самое положительное влияние на наши результаты. Более позитивно выглядит экономическая ситуация в Латинской Америке, мы также показываем положительные результаты в сфере возобновляемых источников энергии. Эти факторы компенсируют друг друга. И если не произойдет каких-то дополнительных изменений в законодательстве, я рассчитываю, что к концу года мы выполним плановые показатели.

Недавно "Интер РАО ЕЭС" продало блокпакет "Энел ОГК-5" группе инвестфондов. Выдвигали ли новые акционеры какие-либо предложения Enel (например, по уровню будущих дивидендов)? 
Мы представили новым акционерам свою производственную программу в отношении "Энел ОГК-5", которая предполагает дальнейшее развитие компании и продолжение уже начатых инвестпроектов. И они ее одобрили. Новые акционеры, так же как и мы, уверены в том, у "Энел ОГК-5" есть перспективы для роста и дальнейшего развития.

Намерены ли владельцы блокпакета активно участвовать в управлении компанией? 
Они входят в совет директоров. При этом мы, как мажоритарные акционеры, осуществляем оперативное управление компанией. Мы делаем это максимально прозрачно, и вся информация о принимаемых решениях доступна нашим акционерам.

Когда в совете директоров "Энел ОГК-5" были представители "Интер РАО", было ли с ними сложно сотрудничать, были ли какие-то трения между акционерами? 
Нет, мы установили очень хорошие отношения, и они продолжают оставаться таковыми. Я полагаю, что причина продажи пакет акций в том, что у них проходит процесс реорганизации и оптимизации управления активами.

В 2010 году у вас были переговоры с "Интер РАО" о продаже вашей болгарской ТЭЦ "Марица-Восток-3". Но актив был продан другому покупателю. Можно пояснить, в чем вы тогда не смогли сойтись с "Интер РАО"? 
Обычно мы публично не разглашаем детали сделок. Мы были заинтересованы в том, чтобы получить максимально высокую цену за этот актив. И лучшую цену предложил другой покупатель.

Enel продолжает продавать свои активы, совсем недавно была продана Endesa Ireland за €382 млн. Можно ли оценить объем средств, которые Enel уже выручила от реализации активов? 
Да, мы продали некоторые активы. Мы ведь тоже сейчас находимся в процессе завершения реорганизации и оптимизации акционерного портфеля. За последние три года мы реализовали план по продаже нестратегических активов на сумму €10 млрд. В 2012 году мы планируем выручить от продажи такого рода активов дополнительные €1,8 млрд. Уже в течение первого полугодия мы провели две сделки: реализовали свой последний пакет (5%) в компании Terna, которая занимается распределением и передачей электроэнергии в Италии, а также продали Endesa Ireland. Но мы реализуем относительно небольшие активы, которые не имеют стратегического значения. Поскольку вы русский журналист, вам будет интересно узнать, что мы не планируем продавать наши активы в России.

Это связано с тем, что Россия — достаточно прибыльный для Enel рынок, или, например, с тем, что эти активы сейчас недооценены? 
Это для нас стратегический рынок. И мы верим в то, что он перспективный, верим в его дальнейшую либерализацию и развитие. Поэтому наличие вертикально интегрированной структуры (от добычи газа к производству и сбыту электроэнергии), которая лежит в основе нашей бизнес-модели в России, в долгосрочной перспективе должно сыграть свою роль.

Глава "Газпрома" Алексей Миллер недавно говорил, что с Enel обсуждались различные возможности сотрудничества в энергетике. Речь шла про ваши активы в Бельгии. Это было инициативой "Газпрома" или Enel?
Это обоюдный процесс: мы хотели бы продать, а господин Миллер хотел бы купить, однако переговоры еще не завершены и решение по этому вопросу не принято. "Газпром" заинтересован в том, чтобы развиваться и использовать свой газ на электростанциях в других странах. А мы, наоборот, хотим заниматься добычей газа в России. Что касается Бельгии, то среди возможных вариантов мы ведем разговор о парогазовой ТЭС, она может стать интересным активом для "Газпрома".

Речь идет о продаже всего актива "Газпрому" или о партнерстве?
О партнерстве. Но это еще обсуждается. Возможно, нам удастся завершить сделку в течение 2012 года.

Значительный пакет акций Enel (31%) принадлежит правительству Италии через Министерство финансов. Италия, как и ряд других европейских стран, отказалась от развития атомной энергетики. Каково отношение властей к тому, что Enel владеет АЭС в других странах и продолжает обсуждать проект Балтийской АЭС?
Вы знаете, что Италия проголосовала против возобновления использования атомной энергии на национальном референдуме. Я лично сожалею об этом, потому что являюсь сторонником атомной энергетики. К счастью, другие страны думают иначе, и мы работаем в атомной отрасли в Словакии и в Испании, с интересом изучаем возможности участия в других атомных проектах. Но нужно помнить, что это очень долгосрочные проекты, требующие больших инвестиций. И чтобы вложить огромные суммы, нужно иметь долгосрочную уверенность в том, что они вкладываются в стабильную, спокойную экономику с гарантированным возвратом инвестиций. И конечно, требуется много времени для принятия таких важных решений.

Словацкие АЭС (Slovenske Elektrarne) являются одним из наиболее прибыльных сегментов бизнеса Enel. Но теперь у компании возникли трения с правительством Словакии из-за низких темпов достройки АЭС "Моховце" и требования "доплаты за приватизацию" в размере более чем €200 млн. Справедливы ли претензии Братиславы? Готова ли Enel их удовлетворить?
Правительство Словакии не одиноко: я тоже недоволен задержкой в строительстве "Моховце". Но после аварии на АЭС "Фукусима-1" потребовалось провести дополнительные стресс-тесты, чтобы гарантировать более высокие стандарты безопасности. Этим и вызвано некоторое опоздание. Но я подтверждаю, что инвестиции сделаны и в центре Европы появится новая АЭС. Эта энергия нужна не только Словакии, но и соседним странам, поэтому мы очень заинтересованы в этом проекте и доведем его до конца.

Что касается доплаты: когда происходят такие большие покупки, то часто возникает необходимость применения механизма, известного как уточнение или корректировка цены. Правительство просит больше, но у нас тоже есть свои расчеты, согласно которым общий итог взаимозачетов должен свестись к нулю. Когда мы только начинали работать в Словакии, мы вели переговоры по "Моховце" с одним словацким правительством, потом практически завершили их с другим правительством, потом был избран третий кабинет министров, который подошел заново начал обсуждение вопроса. Сейчас в Словакии уже четвертое правительство, которое по составу похоже на второе. Я надеюсь, что мы сможем прийти с ним к разумному и сбалансированному решению.

Enel считалась одним из наиболее вероятных инвесторов Балтийской АЭС. Продолжает ли сейчас компания рассматривать возможность участия в этом проекте?
Как я уже говорил, требуется длительный период для принятия окончательного решения по атомным проектам. Мы заинтересованы в расширении своего присутствия, но мы хотим иметь долгосрочную уверенность в рынке, которой на данный момент нет. Тем не менее мы всегда готовы искать альтернативные решения.

Какие условия нужны Enel, чтобы принять положительное решение об участии в проекте БалтАЭС?
Нужны экономически обоснованные показатели по возврату инвестиций. Нужна уверенность в том, что эта электроэнергия будет востребована и продана на соседних рынках, что есть необходимая сетевая инфраструктура, чтобы осуществлять экспорт из Калининградской области в Польшу и другие страны. Должны быть также обоснованные цифры по стоимости строительства. Расчетная стоимость строительства АЭС известна, но мы не уверены, что она адекватна.

Правительство Италии по предложению Минфина собиралось рассмотреть приватизацию госкомпаний, в том числе, продажу доли в Enel. В России также говорят о приватизации энергокомпаний, но критики утверждают, что при нынешнем состоянии рынка они могут быть проданы слишком дешево. Высказывается ли в Италии аналогичная критика?
Итальянское правительство устами министра экономики уже заявило, что не будет продавать акции Enel. Было объявлено, что реализованы будут другие активы. Я соглашусь с вами, что сегодня худший момент, чтобы продавать, и, соответственно, хороший момент для покупки. Но так как из-за низких цен никто ничего не продает, купить становится особенно нечего.

Как в Enel оценивают текущую капитализацию компании, можно ли ожидать, что в обозримом будущем она значительно повысится?
Сегодня рыночная капитализация компании существенно занижена. Но это результат ситуации, где Enel стала скорее жертвой обстоятельств, сложившихся на рынке. Мы не совершили никаких действий, способных негативно повлиять на капитализацию, и реальная стоимость компании сегодня гораздо выше текущих биржевых котировок. Но, к сожалению, такую ситуацию на фондовых рынках вызвал финансовый кризис, в который вовлечены и Италия, и Испания. Я думаю, что наша работа должна вернуть рынок к справедливой оценке наших акций и способствовать восстановлению доверия инвесторов. Кризис должен утихнуть, и тогда рынки обретут прежнюю уверенность.

Оригинал статьи см. здесь



Источник: Владимир Дзагуто, - "Enel стала скорее жертвой обстоятельств" // КоммерсантЪ от 16.08.2012


Последние изменения:
16.08.2012 16:33 Альбицкий Сергей


К этой статье еще нет ни одного комментария.


Оставить комментарий с помощью Yandex Google Mail.ru Facebook.com Rambler.ru Вконтакте Twitter
Время генерации страницы: 0.17003607749939